Евгений Рогоза: «Думаю, мне удастся многое»

Новый главный строитель саммита о своем статусе, ресурсах и профессиональной гордости
Из личного архива героя публикации | «Думаю, мне удастся многое»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Евгений Рогоза, спецпредставитель Минрегинразвития по строительству объектов саммита АТЭС во Владивостоке, и.о. гендиректора ФГУ «ДВ дирекция Росстроя».
Родился 12 апреля 1963 г. в поселке Мирный Челябинской области. Отец из оренбургских казаков, мать из шахтерской семьи. Окончил Челябинский политехнический институт по специальности «промышленное и гражданское строительство».
В 1985 году начал трудовую деятельность — работал мастером, старшим прорабом в тресте «Челябметаллургстрой». Служил в армии, в строительных войсках, принимал участие в ликвидации последствий землетрясения в Армении в 1988 г. С 1991 г. — основатель и руководитель строительной компании «Монолит». Под его руководством осуществляется строительство здания правительства Челябинской области. В 2007 г. холдинговая компания «Монолит» вышла на уровень ежегодной сдачи более 100 тыс. м2 жилья. В апреле 2009 г. назначен помощником министра регионального развития, курирующим строительство объектов саммита АТЭС и Олимпиады в Сочи.
Почетный строитель России, член Центрального совета партии «Справедливая Россия».
Женат, двое сыновей.

У строительства объектов саммита АТЭС появился новый руководитель — бывший предприниматель-строитель из Челябинска, а ныне федеральный чиновник Евгений Рогоза. Судьба амбициозных проектов, которые существенно повлияют на жизнь Приморья, теперь во многом зависит от него. Рогоза — человек в нашем краю новый. И кое-что планирует начать с чистого листа.

— Евгений Владимирович, почему вы в ранге только «и.о.» руководителя «ДВ дирекции Росстроя»?

— Чтобы совмещать. Одной ногой я стою в Минрегионразвития, второй ногой — в дирекции. Это сделано специально, чтобы повысить статус руководителя дирекции и отношение к ней. Чтобы показать, что я являюсь представителем министра регионального развития Виктора Басаргина.

То, что вы наблюдаете последнее время, не кадровая чехарда, как писали в газете, а последовательные шаги Минрегионразвития по усилению собственно структуры «ДВ дирекции Росстроя», через которую будут проводиться основные работы по строительству 550 тыс. квадратных метров недвижимости на острове Русском. Кроме того, дирекция является координатором всех участников: в систему входят восемь госзаказчиков, а дирекция координирует их работу.

Сейчас предпринимаются шаги по организации работы ДВ дирекции — чтобы было поменьше пафоса, а побольше работы на территории. Через это у нас идут некие кадровые перестановки, по возможности идут на наименее конфликтной почве.

Если говорить об оценке деятельности предшественников — я не склонен отрицать все, что было сделано. Да, были ошибки. Да, что-то сделано не так. Я считаю, что главной ошибкой было отсутствие взаимопонимания с краевыми властями, невыстроенные отношения с ними. А сегодня все, что происходит на территории строительства, должно быть согласовано с краевыми властями, мэрией Владивостока. У нас же получается как в басне про Лебедя, Рака и Щуку. Я попытаюсь начать отношения с краевой администрацией с чистого листа.

— Вы были назначены в апреле, но приехали только сейчас...

— С апреля я посвятил очень много времени работе с бюджетом. Я до этого работал в частном бизнесе, там все просто и понятно. Есть цель, под нее надо привлечь ресурсы — финансовые и людские. И реализовать. А здесь все, что связано с федеральным бюджетом и особенностями перечисления денег в виде субсидий в бюджеты Приморского края и Владивостока, — это очень непросто. 80% успеха — в грамотном оформлении бумажек в Москве! На мой взгляд, если что-то упрощать, то упрощать там. Но для этого надо менять целые блоки законов, которые регламентируют бюджетные потоки. И я с апреля занимался тем, что разгребал бумажные завалы. Теперь я вижу необходимость работать здесь, и я здесь.

— На документах о сдаче объектов в 2011—2012 годах будет стоять ваша подпись?

— Я думаю, что будет подпись главы государства — того, кто принимал решение.

— Не планируете ли вы принимать участие в работе Приморского отделения партии «Справедливая Россия»?

— Я возглавлял «Справедливую Россию» в Челябинской области. Но после того как получил предложение о работе в правительстве, я просто физически не смог совмещать эти две работы. И поскольку не было возможным это в Челябинской области, то и в любом другом месте будет точно так же. Но я по-прежнему являюсь членом Центрального совета «Справедливой России».
Что касается строительства объектов саммита, то политика и экономика здесь совмещены точно не будут.

— Могут ли челябинские компании принять участие в подготовке саммита?

— До недавнего времени в пределах Уральского федерального округа было девять регионов-доноров, которые дотировали и кормили всю страну. А после кризиса произошла странная вещь. Если говорить конкретно о Челябинской области, то в структуре ее валового регионального продукта 67% — это продукция черной и цветной металлургии, еще 14% — это машиностроение. Это те отрасли, которые оказались наиболее подверженными кризису. И бюджет Челябинской области из профицитного мгновенно стал дефицитным, поскольку поступление налогов упало в два раза.

Структура экономики Приморского края менее подвержена кризису, хотя он и ее задел. Конечно, хотелось бы, чтобы уральские строители работали и на строительстве объектов Олимпиады, и здесь. Но это определено законодательством: подрядчики определяются через тендеры и аукционы. Победят челябинцы — будут работать.

— Вы в начале 90-х организовали такую мощную компанию, как «Монолит». Как она создавалась?

— В начале 90-х годов четыре молодых человека познакомились на строительстве молодежных жилищных комплексов (МЖК). Потом была совместная работа по восстановлению разрушенных землетрясением 1988 года армянских городов Спитак и Ленинакан. Когда советская система развалилась, возникло понимание, что если хочешь спасти себя, надо, подобно Мюнхгаузену, брать себя за косичку и вытягивать. Четыре человека объединились и создали строительную компанию, которая с нуля вышла на серьезные объемы и работает в пяти регионах страны. И мы не раз входили в сотню лучших предприятий России.

— Как же вы попали в политику? Связано ли это с конфликтом между вашей компанией и мэрией Челябинска несколько лет назад?

— Политика — это концентрированное выражение экономики. Если в экономике происходят неправильные вещи — я говорю о ситуации в Челябинске — это толкает людей в политику. Политика — альтернативная площадка, с помощью которой можно озвучивать мысли и идеи.

Никогда не думал, что занесет меня на госслужбу, но в апреле я получил предложение от Виктора Басаргина. Оно мне было лестно. Строителей в стране много, а предложение курировать такие объекты, как строительство к саммиту АТЭС и Олимпиаде в Сочи, сделали именно мне. Честно говоря, я думал над предложением целых три дня и, конечно же, согласился, потому что это новый уровень профессионального роста, новый уровень развития. Работа на таких объектах безумно интересна с профессиональной точки зрения. Мне уже довелось работать на восстановлении Спитака и Ленинакана, когда города строились практически заново. И вот новый масштабный проект... Мне сорок шесть лет, и я думаю, что в жизни мне удастся сделать еще многое.

— Как вам Владивосток в сравнении с Челябинском?

— Каждый кулик свое болото хвалит. Я люблю свой город, в котором прожил всю жизнь, и он для меня является местом, куда хочется постоянно возвращаться. Владивосток был закрытым городом. В Челябинской области тоже немало закрытых городов, где проектируется, изготавливается и хранится атомное оружие. Строились они в 50-е годы, не самые простые для страны. Но эти закрытые города были построены со вкусом и комфортом для людей, там жить комфортно до сих пор. Хаотичная застройка и отсутствие продуманного облика влияют на восприятие Владивостока. Может быть, как раз те объекты, которые будут построены к саммиту — уникальные мосты, университет, обновленный аэропорт — все это, может быть, даст другое лицо городу и послужит развитию Владивостока.

— Расскажите о своей семье.

— Я горжусь старшим сыном. Ему двадцать четыре года, он отучился в том же институте, который и я заканчивал. Тоже строитель. Потом он продолжил образование в Лондоне. Последние три года он в Магнитогорске. Мы создали там филиал, сын — заместитель директора. Мы, создавая филиал с нуля, вышли там на первое место по объему введенного жилья.

Жена у меня тоже строитель по образованию. Познакомились в институте — мы с ней погодки. В марте этого года справили серебряную свадьбу. Младший сын тоже строителем будет. Они сейчас живут в Москве. В общем, семья по всей матушке-России разбросана — Магнитка, Москва, а я теперь во Владивостоке.

 

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ