Гильотина для бизнеса: от чего страдают предприниматели

фото pixabay.com | Гильотина для бизнеса: от чего страдают предприниматели
фото pixabay.com

Налоговое бремя увеличилось, заказчики платят по минимуму, с сотрудниками постоянная головная боль, надзорные органы докучают своим вниманием. Малый бизнес сейчас между «всех огней», сыпется, валится, закрывается. Ждем массового закрытия МСП?

Законопроект о контрольно-надзорной и разрешительной деятельности будет подготовлен к лету, сообщил вице-премьер, глава аппарата правительства Константин Чуйченко, выступая на «Неделе российского бизнеса-2019». «К Петербургскому экономическому форуму мы представим новую версию процессуального закона, который можно будет обсуждать, - сказал Чуйченко. - Надеемся, кодекс будет принят в 2020 г.».

Реформа контрольно-надзорной деятельности вышла на новый уровень после предложения премьер-министра РФ Дмитрия Медведева пересмотреть действующие обязательные требования к ведению хозяйственной деятельности, многие из которых были приняты еще в советское время и устарели, и избавить бизнес от избыточного регулирования и административной нагрузки. Разработать порядок действия механизма «регуляторной гильотины» поручено Константину Чуйченко. Но пока чиновники думают о новой «гильотине», бизнес страдает.  

«Реформы идут валом, — возмущен заместитель председателя приморского краевого отделения «Опоры России» Александр Юртаев. — Не успели мы создать условия для развития малого бизнеса, не успели разобраться с земельными, арендными платежами, которые разоряют предпринимателей от Владивостока до Дальнереченска, мы его давим дополнительно. На мой взгляд, арендные ставки должны быть нулевыми. Когда бизнес развит, создал структуру, можно понемногу увеличивать нагрузку. Сейчас наши предприниматели легализованы. Мы устали от китайских парикмахерских, пошивочных. «Душат» тех, кто платит налоги. При формировании бюджетов финансисты выпучивают глаза: «Нам надо пополнять». В результате 1,5 тысячи предпринимателей разорилось. А сколько ушло в тень, сократило рабочие места? Уходят ногти делать в квартиры. Сначала нужно создавать условия, потом облагать. Посмотрите ответы, которые получают на свои обращения предприниматели. Ссылаются на ФЗ такой-то и КЗ такой-то. Ответственность никто из чиновников на себя брать не хочет».

Есть объективные ситуации, в силу которых люди закрывают бизнес или перепрофилируют его, считает вице-президент Приморской торгово-промышленной палаты Михаил Веселов. По его словам, во Владивостоке в последние годы работает примерно 40 тыс. предпринимателей, по краю — около 110 тыс. «Цифры достаточно стабильные. Да, повышен НДС. Но надо также считать, как возвращается данный налог бизнесмену с точки зрения обычного гражданина. В виде благоустройства дорог и так далее», — уверен Михаил Веселов.

Однако бизнес живет в парадигме очень большого количества нормативных актов. «Административных барьеров не становится больше, хотя, конечно, давление на предпринимателей есть, — считает адвокат Виталий Комогорцев. — Среди наших клиентов торговые предприятия, строительные компании. Нельзя сказать, что Арбитражный суд Приморского края всегда поддерживает позицию государственных органов. Суды достаточно объективно разбираются в спорах, с учетом состязательности выносят решения, которые так или иначе соответствуют истине.

Возможно, предприниматели попадают в нелепые ситуации, поскольку вовремя не просчитывают юридические последствия свои решений. Ведь зачастую компании не имеют юристов в штате, решение принимаются по интуиции, а это не всегда соответствует закону».

«У малого бизнеса Дальнего Востока есть предложение — заморозить любые налоговые и административные нововведения, отменить введение кассовых аппаратов для малых самозанятых индивидуальных предпринимателей, ввести добровольный учет движения товара (как было прежде), отменить обязательное сертифицирование и чипирование продукции в магазинах», — указывают в комментариях одной из статей «К» приморские предприниматели.

Бизнес ссылается на невозможность соблюдения таких требований в условиях Дальнего Востока с его низкой численностью населения. Предприниматели жалуются, что на упрощенной системе налогообложения «необходим учет и документооборот как в банке, то есть надо нанимать бухгалтера». Чипирование обуви и верхней одежды «не оставит выбора малому бизнесу Дальнего Востока — или нарушать закон и работать как прежде, или закрываться и выходить на улицы на забастовки». Оптовых рынков промышленных товаров на Дальнем Востоке нет и не было. Есть только китайские оптовики, работающие без оптового документооборота в Уссурийске на ночном рынке, где закупается вся Сибирь и Дальний Восток.

«Давление на бизнес усилилось, и серьезно, — считает генеральный директор ООО «Центр развития инвестиций» Марина Макеева. — Денег едва хватает заплатить налоги и заработную плату. Основная доля заказчиков на оценочном рынке — государственные. Те заказы, которые более-менее рентабельны (от 1,5 млн рублей), уходят с регионального рынка, поскольку высоки требования к количеству оценщиков. У нас остаются контракты стоимостью до 500 тыс. После розыгрыша цена контракта падает с 500 до 200 тыс. Оплата происходит через 45 суток после подписания акта приемки-передачи. Фактически рыночная прибыль не возникает, работаем в рамках себестоимости. Контракты со стороны коммерческих заказчиков — также небольшого объема. Повысить цены мы не можем, поскольку станем неконкурентоспособными. Налоговое бремя колоссальное. НДС — вообще кошмар.

Если нашего контрагента налоговая служба отнесла в «желтую» зону риска, его выкидывают из декларации. Что значит — мы платим НДС и 35% прибыли, все ложится на нас. Был отказ по компании с НДС, потому что налоговая посчитала: «У нее нет собственных складов». Так арендовать могут. Компания была вычеркнута. За квартал мы уплачиваем НДС в размере 1,5 млн рублей — а это примерно фонд оплаты труда за месяц. Сама идея НДС как налога, который выходит за рамки себестоимости, не реализована. Фактически налог сидит «внутри» стоимости наших услуг. Кроме того, предприятие выплачивает зарплату, очищенную от НДС. Но второй раз все мы платим НДС, когда рассчитываемся в магазинах, обратите внимание на чеки. Экономический смысл этого налога?

Что касается упрощенной системы налогообложения: не строим иллюзий. 6% от оборота — совсем немало. Но индивидуальный предприниматель также платит 1% от оборота в Пенсионный фонд, несмотря на то, что ежегодно вносит платежи в страховые фонды. Понятно, что государству необходимо как можно больше платежей собрать в бюджет, но в чем экономический смысл? Деятельность ИП — это не заработная плата».

По словам адвоката Виталия Береговского, чаще всего возникает проблема уплаты НДС за неблагонадежных контрагентов: «Закон неправильно применяется. Почему предприниматель должен проверять контрагента? Как считаю: если есть сговор, правоохранительным органам нужно его доказать и посадить человека за решетку. Надо брать налог с тех, кто его должен платить, а не по принципу «с кого проще взять». Потери конкретного предприятия составляют десятки миллионов рублей. Суд по возмещению НДС на 90% — проигрышный для предпринимателя. По факту Фемида на стороне государства. Конечно, это не значит, что судиться не стоит. От внимания надзорных органов и налоговой службы страдает, прежде всего, законопослушный легальный бизнес».

«Требования налоговых органов к объему документов, подтверждающих возмещение НДС, ужесточились, — говорит адвокат Александр Нигматулин. — Глубоко залезают в подноготную операций, которые предваряли операции с НДС, проверяют контрагентов, в том числе иностранных. Предприниматели проверяются через банки, IP-адреса, чтобы выявить взаимосвязи компаний. Делается все для того, чтобы не дать возможность возместить налог. Максимум в бюджет — такая ставится задача. Отсюда пристальные наблюдения, повышенный контроль. Полномочия налоговых органов серьезно выросли. Суды, как правило, занимают позицию налоговой. Аналогичная ситуация — с уплатой таможенных платежей.

Еще одна тревожная для предпринимателей тенденция. Если вы не заплатили со своих денег подоходный налог, использовать доходы для покупок, в собственном бизнесе становится затруднительным. Даже если они лежат на счете в российском банке. Не можешь доказать законность происхождения, источники денег — средства считаются «серыми». Недостаточно иметь деньги, надо доказать, что ты заплатил с них налог».

Вопрос не столько в налоговом администрировании, сколько в инвестклимате и решении местных властей. Александр Юртаев: «Мой знакомый пытался получить землю на ул. Калинина во Владивостоке под нормальный бизнес, сделал проект. Пять лет безуспешных попыток получить разрешение на строительство. Бизнесмен отказался от проекта, но вынужден по-прежнему платить за аренду земли. Что творится с оценкой помещений? Предприниматель арендовал 15 лет помещение в районе ул. Тихвинской. Благоустроил подвал, подал на выкуп. Что думаете: заломили цену в 6 млн рублей — дороже, чем стоит квартира такой же площади. Оценку производила волгоградская компания. Это создание непреодолимых условий для бизнеса?

Президент говорит о создании условий для бизнеса, у нас же ухудшают то, что было. Зачем во Владивостоке повышаются корректирующие коэффициенты при расчете арендной платы за землю? Куда еще? «Надо пополнять бюджет». А как насчет создания условий для развития малого бизнеса? В городе 2,5 тыс. пустых подвалов. Отдавайте предпринимателям по нулевой ставке! Обнулить все! Амнистия! Рождайтесь, работайте. А у нас: новые условия, давай кассовые аппараты, НДС 20%. В то время как население нищает, покупательский спрос падает, цены растут».

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Иванов Сергей Парфирьевич | Отправлено: 13 марта 2019, 16:47
В декабре 2018 года в Министерстве природы России прошел круглый стол, где обсуждались перспективы строительства рыбоходного канала на Кроноцкой. В этом совещании принимали участие представители компании "Роквелл капитал", учредителем которой является Глеб Франк. По сведениям из открытых источников, он является совладельцем и председателем совета директоров "Русской рыбопромышленной компании" и еще ряда рыбных компаний, а также зятем "друга Путина" и миллиардера Геннадия Тимченко и сыном Сергея Франка, бывшего министра транспорта России. Именно с именем Франка, пишет Newsru.com связывают скандалы с возвращением крабовых аукционов в России и с массированной информационной атакой на рыбный бизнес страны на главных федеральных телеканалах. Так что страдают не все, некоторые, особенно равные, имеют больше, а те, кто им мешает, сажают в тюрьму.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ