Новые уголовно–правовые репрессии: чего от них ждать?

Под занавес 2018 г. парламентарии по сложившейся традиции подчистили запасы предложенных правительством уголовно-правовых сюрпризов для отдельных категорий граждан. На сей раз досталось нечистоплотным экспертам и финансистам.

Сегодня федеральный закон № 44-ФЗ (ст. 94) обязывает заказчика проводить экспертизу предоставленных товаров, работ и услуг в части их соответствия условиям контракта. К проведению экспертизы он вправе привлечь и сторонние экспертные организации. Наряду с этим заказчик может привлекать экспертов и для оценки конкурсной документации в ходе проведения предквалификационного отбора. Правда, процедура проведения экспертизы в сфере госзакупок детально не прописана.

Несмотря на значимость экспертных заключений, например, в части поставок лекарств и продовольствия, мер ответственности для их составителей до недавнего времени не существовало. Хотя приговоры коррумпированным экспертам все же выносят. Весной Хабаровский гарнизонный военный суд отправил в колонию на 6 лет бывшего главного специалиста — эксперта отдела оборонзаказа краевого УФАС Дмитрия Левченко, получавшего взятки за содействие в заключении госконтрактов на выполнение ремонтных работ в интересах управления Восточного командования внутренних войск МВД России.

Для устранения этого пробела Уголовный кодекс был дополнен новой статьей (200.6), предусматривающей наказание за заведомо ложное экспертное заключение в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечение государственных и муниципальных нужд. С этого года эксперту, чье заключение повлекло причинения крупного ущерба (2,2 млн руб.), грозит не только штраф до 300 тыс. руб. или лишение права заниматься своей деятельностью на срок до трех лет, но и лишение свободы на срок до года. Если же действия эксперта повлекут по неосторожности тяжкий вред здоровью или смерть человека, то размер штрафа возрастет до 500 тыс. руб., срок запрета на профессию — до четырех лет, а лишения свободы — до трех лет. Если смертей окажется больше, то срок заключения увеличится до пяти лет.

Между тем проблема качества поставляемой продукции вряд ли будет решена с помощью УК: закупочное законодательство предписывает выбирать поставщика, который предлагает минимальную цену, а не лучшее качество. Нет и надлежащего контроля безопасности продуктов при приемке в образовательных и медицинских учреждениях. В тех сферах, где безраздельно правит государственное или муниципальное унитарное предприятие, то есть в условиях отсутствия конкуренции, отмечается предоставление товаров и услуг низкого качества и по завышенным ценам.

Наряду с экспертами досталось и любителям фальсифицировать финансовую отчетность (сотрудникам банков, страховых, клиринговых и микрофинансовых организаций, инвестиционных и негосударственных пенсионных фондов) в целях сокрытия признаков банкротства, оснований для отзыва лицензии или назначения временной администрации. Поправки касаются ст. 172.1 УК, максимальным наказанием по которой было лишение свободы на срок до четырех лет. При этом статья не предусматривала ответственности за групповые формы совершения данного преступления. Теперь же участникам преступных групп грозит немалый штраф (от 3 до 5 млн руб.), приличный срок лишения свободы (до семи лет), а также лишения права занимать определенные должности до трех лет.

Помимо этого, законотворцы взяли в оборот и недобросовестных банкиров, практикующих сокрытие вкладов граждан и бизнесменов. По подсчетам Агентства по страхованию вкладов (АСВ), за 2016–2017 гг. забалансовые вклады («тетрадки») были выявлены у 15 банков, отчего пострадали 83,1 тыс. граждан с объемом сбережений 68,2 млрд руб. Вследствие того, что банки не отражают их в отчетности и не платят взносы в систему страхования вкладов, при отзыве у них лицензии вкладчики не могут получить гарантированное страховое возмещение (1,4 млн руб.).

Согласно новой ст. 172.3 УК, за сокрытие вкладов в крупном размере (3 млн руб.) банкирам грозит штраф до 1 млн руб. либо лишение свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности на срок до трех лет. За групповые экзерсисы их могут посадить на срок до семи лет с трехлетним запретом на профессию.

Кстати, существование «тетрадок» таит в себе и другую опасность — мошенничество. В прошлом году АСВ выявило 1,4 тыс. фиктивных депозитов (деньги вносились лишь на бумаге) в санируемых банках на общую сумму страховых выплат в 1,5 млрд руб. Начиная с 2012 г. АСВ пресекло 13 попыток получения страхового возмещения путем формирования фиктивных вкладов на сумму около 15 млрд руб.

Несмотря на столь своевременные нововведения, есть немалые сомнения в их практической реализации. Судя по данным Судебного департамента при Верховном суде России, за 2015–2017 гг. по ст. 172.1 УК (дела возбуждались с подачи ЦБ) было осуждено всего 9 человек. В первом полугодии текущего года осужден был всего один. В основном на скамье подсудимых оказываются бывшие банкиры и страховщики. Однако реальный срок им назначали только в случае совершения более тяжких преступлений (мошенничество, присвоение, отмывание) в составе группы.

Таким образом, системное решение экономических проблем по-прежнему подменяется конъюнктурными и непроработанными уголовно-правовыми решениями, эффективная реализация которых находится под большим вопросом.

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ