Анатолий Сытник: «Грузовой авиахаб — очень далекая перспектива»

Глава грузового терминала в аэропорту про препоны от власти, перспективы авиахаба и командной игре
Из личного архива героя публикации | «Грузовой авиахаб — очень далекая перспектива»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Анатолий Сытник, 62 года.
Родился в г. Славенск Донецкой области (Украина). Окончил индустриальный техникум (г. Донецк), Военно-политическую академию им. Ленина, факультет морской ракетоносной авиации Ворошиловградского высшего авиационного училища им. пролетариата Донбасса. С 1971 г. по 1995 г. служил в Вооруженных силах на различных летных должностях: штурман, штурман-инструктор, заместитель командира эскадрильи и полка, заместитель начальника политотдела,начальник политотдела морской ракетоносной дивизии, помощник командующего ВВС Тихоокеанского флота. Имеет квалификацию «военный штурман-снайпер». Уволился в звании полковника. С 1995 г. и по настоящее время является генеральным директором ООО «Аэро-Груз».

Будучи человеком военной закалки, Анатолий Сытник умеет строить эффективные управленческие механизмы, а как штурман-снайпер, способен держать удар и выстраивать тактику боя. Но из-за саммита АТЭС и планов по превращению владивостокского аэропорта в международный хаб генеральному директору «Аэро-Груза» приходится сейчас решать вопросы сохранения бизнеса.
— Анатолий Иванович, каков грузооборот вашей компании?
— Ежегодно в среднем выходит 18-19 тыс. тонн. В текущем году грузопоток увеличился. Только за август, например, мы обработали почти 3 тыс. тонн. Данному росту способствуют два обстоятельства. Во-первых, идет активное строительство объектов для саммита АТЭС. Во-вторых, процедура таможенного оформления грузов немного упростилась, и теперь грузы из Китая в центральную часть России пошли в большем объеме. Правда, в связи с введением Таможенного союза Белоруссия и Казахстан стремятся перетянуть китайский груз на себя. Чтобы этого не произошло, необходимо и дальше менять нашу законодательную базу.

Чудес не бывает

— Реально ли в принципе превращение аэропорта Владивостока в хаб?
— Пока нет. Ведь сегодня грузового транзита из Юго-Восточной Азии в Европу через Владивосток фактически нет. Я не беру рейсы, которые выполняют техническую заправку, поскольку здесь нет никакой перегрузки: сел, заправился и снова полетел. Но Россия вроде бы стремится вступить в ВТО, и законодательство, наверное, приблизят к международным стандартам. Только это вопрос не одного дня, скорее, это перспектива как минимум 10 лет. И то если в аэропорту Владивостока будут созданы условия не просто адекватные, а намного лучше, чем в Китае или Корее.
Если говорить о транзитных пассажирах, то они выбирают прежде всего аэропорт. Потому что аэропорт для них та точка, из которой они могут вылететь в любое место. Наглядный тому пример — корейский Инчон. А вообще набор авиакомпаний, которые есть в аэропорту, определяет качество аэропорта. Хотим сделать из Владивостока международный центр в Азии — придется и аэропорту соответствовать мировым стандартам по обслуживанию пассажиров. Что касается пассажиропотока 5 млн человек в год, о котором сейчас мечтают, то это перспектива далекого будущего.

Слабого по головке погладят

— Ходят разговоры, что компании «Аэро-Груз» не дадут работать в новом аэропорту.
— К сожалению, это так. Нынешнее расположение грузового терминала «Аэро-Груза» (складские помещения и производственная территория) значительно удалено от нового аэровокзального комплекса, что не позволит осуществлять обслуживание воздушных судов в отведенное технологическим графиком время. В соответствии с мастер-планом развития аэропорта Владивостока строительство грузового терминала предусмотрено лишь в 2030 году, в то время как «Аэро-Груз» готов начать эксплуатацию собственного терминала в 2012-м. И мы не просим денег у государства, нужен лишь земельный участок.
Два года пишем письма в различные инстанции. Неоднократно обращались к руководителям основного акционера аэропорта Владивостока, генеральному директору ОАО «Международный аэропорт Шереметьево» Михаилу Василенко, министру транспорта Игорю Левитину и другим должностным лицам с предложением о включении грузового терминала «Аэро-Груз» в генеральный план развития и реконструкции международного аэропорта Владивосток, а также предоставлении в долгосрочную аренду земельного участка. Ничего не выходит.
— Почему же вас пытаются убрать с будущего рынка?
— Эта линия прослеживается. Хотя оснований не вижу. Рынок авиационных услуг огромный, здесь всем хватит места. Со своей стороны, наша компания готова на условиях здоровой рыночной конкуренции продолжать свою деятельность на новой территории аэропорта, но нам не позволяют.
После неоднократных обращений к президенту и правительству компания получила поддержку проекта. А все вопросы по земле посоветовали решать с местными властями. Наше предложение по строительству грузового терминала вошло в генеральный план развития городского округа Артема. Есть даже постановление комиссии по землепользованию, по которому компании должны выделить земельный участок. На документе уже стоят подписи и печати всех необходимых организаций, за исключением тех, кто, собственно, выделил землю. Вот какой парадокс.
— Такие действия аргументируют?
— Да нет никаких аргументов. Просто тихо делают все, чтобы не ставить подпись. А время идет. Не хотят честной конкуренции. Слабого по головке погладят, а сильного постараются поглотить.
— Вам уже поступали конкретные предложения о покупке?
— Конкретных нет, намеки были. Но пока не вижу необходимости продавать компанию.
— А если прижмут?
— Будем отстаивать всем коллективом свою собственность, свой бизнес. Но я оптимист. У меня нет сомнений, что рано или поздно «Аэро-Груз» получит поддержку со стороны властей. В конце концов, это в их же интересах. В противном случае будем работать с текущего места.

Чуть-чуть острее

— Вы производите впечатление человека, который всегда сохраняет спокойствие. Это в вас говорит штурман-снайпер?
— Определенная закалка есть, но больше руководствуюсь принципом, что в летном деле особой суеты не должно быть. Так и бизнес строю, стараясь при этом опираться на коллектив. Я — командный игрок, в таком бизнесе один в поле не воин.
— На ваш взгляд, что открывает дорогу «наверх»: интеллект, профессионализм, целеустремленность или, может быть, стечение обстоятельств?
— Чудес не бывает, а профессионализм ценится всегда. Я всю жизнь был связан с авиацией, и нет ничего удивительного в том, что до сих пор работаю в этой отрасли. Поэтому «родственные» профессиональные навыки — основа. Что касается других критериев, то достичь без интеллекта профессионализма вряд ли кому-то под силу. Целеустремленность же постоянный спутник жизни, а различные трудности надо просто преодолевать.
— Однако есть рубеж, после которого обычно говорят: я выложился, сделал все что задумал.
— Иногда мне кажется, что выложился на 100%, а иногда — что ничего не сделал. Очень многое зависит от комплекса чувств, которые испытываешь, работая. Всегда хочется их испытать снова, только чуть-чуть острее. Это заставляет работать дальше. Может, и есть на моем пути какая-то засечка, по достижении которой уйду, но она выходит за горизонты моего личного тактического планирования.

 

Егор БАТАЛОВ, фото автора

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ