Риф Харисов: «Власти Владивостока обещали помочь со строительством мечети»

Управляющий делами приморских мусульман о
Из личного архива героя публикации | «Власти Владивостока обещали помочь со строительством мечети»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Хаджи Харисов Риф Саматович, 55 лет, председатель краевой общественной татаро-башкирской организации «Туган ил» («Родина»), управляющий делами мусульман Приморья.
Родился в Ашхабаде. После окончания школы уехал на комсомольскую стройку в Казахстан, где был призван в армию.
Служил под Партизанском. Затем обосновался во Владивостоке. Работает водителем «КамАЗа» в рыбном порту.
В апреле 1998 г. совершил хадж в Мекку. В феврале 2006 г. решением Собрания татар и башкир Приморского края был единогласно избран председателем национальной общественной организации (прежде был заместителем).
Состав семьи: жена (родом из Челябинской области, приехала в Приморье по направлению после окончания института), две дочери (продавец и школьница), сын (предприниматель) и двое внуков.
Считает себя коренным дальневосточником.

Особое звание Хаджи к имени управляющего делами мусульман Приморья и главы местной татаро-башкирской общественной организации добавлено неслучайно. 8 лет назад он совершил хадж — паломничество по святым местам ислама, считающееся у правоверных подвигом благочестия. С тех пор в жизни простого шофера Рифа Харисова многое изменилось.

Перерождение духа

— Риф Саматович, что же произошло в вашей жизни после паломничества в Мекку?

— Большинство мусульман возвращаются оттуда духовно переродившимися. После того как паломники примут участие в действе, где в едином порыве молятся короли и простолюдины, миллионеры и нищие (одетые одинаково, вкушающие одну и ту же пищу), они просто не могут не стать другими людьми. Так вот, будучи в таком — особом — состоянии духа, я получил приглашение прийти в администрацию Владивостока. Встретился с тогдашним советником мэра по делам национальностей Жавдатом Гизатулиным. От него узнал, что в селе Вольно-Надеждинское им организована организация «Туган тел», призванная объединить людей татарской культуры, обычаев и традиций.

— Значит, к общественной работе вас привлек Гизатулин?

— Он вдохновил меня своим примером. В сентябре 2003 года вместо не прошедшей перерегистрацию «Туган тел» была организована организация татар и башкир Приморья «Туган ил» («Родина»). Она продолжила идеи Гизатулина, покинувшего этот мир за два месяца до того события. Татарина, бросившего клич объединяться, хоронили скромно, и мне было обидно за то, что чего-то не хватало в тот печальный день. Сейчас я знаю чего. Мы, татары и башкиры, теряем свое лицо, мы приняли обычаи, традиции, язык тех народов, среди которых проходит наша жизнь. Мы забыли, кто мы есть. А ведь мы — мусульмане, потомки булгар, принявшие ислам 1200 лет назад. У нас своя вера, обычаи, которым тысячи лет. У нас свои обряды похорон, рождения ребенка, свадьбы. Свою культуру надо беречь. И делать это можно только сообща.

— Близится важное для ваших единоверцев событие — выбор и утверждение проекта строительства первой мечети во Владивостоке (в настоящее время мусульмане посещают молитвенные дома на ул. Шепеткова, 33 и в Уссурийске. — Прим. авт.). По вашим прогнозам, какому варианту отдадут предпочтение? Кто оплатит строительство?

— Предсказывать не берусь, поскольку выбирает народ. Все проекты покажут представителям мусульманской общественности, и специалисты из Казани, построившие не одну мечеть, объяснят им, чем хорош один или другой. Что касается финансовой стороны дела, то храмы во все времена строились за счет подаяний и средств меценатов. Живя в православной стране, мы знаем, что на строительство церквей немалые деньги дает государство, и мечеть должна строиться не только на пожертвования. Власти Владивостока обещали помочь и финансово, и организационно. Бизнесмены уже оказывают поддержку, но кто именно и в каких объемах — говорить рано, да и нужно ли это?

— Говорят, следом за мечетью во Владивостоке появится Исламский духовный центр. Не кажется ли вам, что подобные центры захотят построить ревнивые приверженцы других религий? Например, иудеи, приветствовавшие реставрацию синагоги (см. статью «Приморские евреи получили от властей подарок» в прошлом номере «К». — Ред.)?

— Со слов одного из представителей духовенства православной церкви, у них уже есть такие центры, и не один. В этом нет ничего дурного. Я считаю, не учебные заведения, а просветительские центры должны прививать духовность и толерантное отношение ко всем религиям. Двери Исламского духовного центра откроются не только имаму, но и раввину, православному священнику, просвещенному буддисту и кришнаиту — услышать их речи сможет любой желающий. Каждый имеет право рассказать о своей религии, поделившись при этом чем-то хорошим, открыв неизвестное.

Любую религию надо читать, как открытую книгу, а не держать ее закрытой для чужих глаз. И потом, сейчас очень удобно манипулировать сознанием людей, не понимающих, о чем идет речь в Коране, о чем толкует Библия. Многие только понаслышке знают о содержании этих и других священные книг. Просветительство — вот основа деятельности духовного центра. С этой точки зрения, он имеет бОльшую значимость, чем мечеть или синагога. Построенный храм — это новый забор, через который в отместку за обиду бросают камни в адрес той или иной религии. А просветительский центр устранит все препятствия — вход свободен. Здесь один вопрос зададут двум лекторам: например, духовному лицу из РПЦ и мулле. Думаю, людям будет интересно услышать ответы приверженцев разных религий.

А полпред Путина, кстати, татарин

— Камиль Исхаков во главе дальневосточного полпредства Президента — это на руку местным татарам и тем, кто с ними водит знакомство. Следуя этой обывательской логике, к вам должны обращаться те, кто считают, что татарин Харисов способен пролоббировать их интересы в ведомстве другого влиятельного татарина — Исхакова.

— Контакты со мной ищут разные люди. Есть и те, кто хочет использовать меня, видя во мне очень нужного человека. Ошибаются. Я не стал великим и могущественным — был и остаюсь водителем «КамАЗа», работающим в порту. Да, Камиль Исхаков встречался со мной и другими татарами, проживающими на Дальнем Востоке, однако ни о какой протекции с его стороны речи быть не могло. Если я и обращусь к нему, то только по вопросу государственной важности. Просить же, пользуясь национальным родством, о чем-то другом не буду никогда — зачем позорить полпреда и попадать впросак самому?..

— Кто из бизнесменов татарской и башкирской национальностей ваши единомышленники?

— Постоянно поддерживает наши культурные программы непременный участник всех сабантуев во Владивостоке генеральный директор компании «Дальморснаб» Ильгиз Баговеев. Также активно нам помогают Лилия Центнер, Айрат Хайрулин, Радмир Бектемиров, Тахир Сайфитдинов.

— Какие у вас отношения с местными мусульманскими духовными лидерами?

— Взаимоуважительные. Нас объединяет вера и желание жить в добром соседстве с представителями других конфессий в Приморском крае.

— В России существует два духовных управления мусульман — Управление мусульман азиатской части России и Центральное духовное управление мусульман. В конце марта в Екатеринбурге состоялся съезд мусульман азиатской части страны. Когда и где, на ваш взгляд, соберутся обсудить свои вопросы мусульмане Дальнего Востока?

— Соберутся во Владивостоке, ведь здесь самая организованная мусульманская общественность. Но будет это не скоро — в Хабаровске, на Камчатке и в других уголках региона организации мусульман пока слабые. Поэтому скорее мы организуем не Дальневосточное духовное управление мусульман, а татаро-башкирскую организацию ДВ, чтобы сплотить вокруг себя мусульманские организации представителей других национальностей.

— Вы помните, кто вас научил первой молитве?

— Мама. При этом она говорила мне: «Иди по стопам деда». Он был уездным муллой с юридическим образованием — окончил Казанский университет. До 1924 года служил Аллаху, затем — Советской власти, был прокурором района. В 38-м его объявили врагом народа и расстреляли. Повзрослев, я взял фамилию по имени деда. Его звали Харис.

БЛИЦ

— Какое изречение пророка Мухаммеда кажется вам наиболее важным и существенным?

— Не гневись (из Хадиса).

— В 1998 году вы побывали в Мекке. Помимо звания Хаджи, чем еще отмечается мусульманин, совершивший паломничество к святым местам ислама?

— Имеет право носить зеленую чалму.

— В последние 5 лет ни один сабантуй в Приморье не обходится без вас. В национальной борьбе куряш участвуете?

— Нет, я не борец.

— Ваше любимое блюдо?

— Плов из баранины.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ