Борис Кубай: Не ругайте синоптика!

Главный синоптик Приморья о критике, работе метеоролога и климате края
пресс-служба Примгидромета | Не ругайте синоптика!
пресс-служба Примгидромета
Анкета
Кубай Борис Викторович, 51 год, начальник Приморскгидромета.
Родился на Украине, в городе Кировограде, в семье учителей. Окончил Одесский гидрометеорологический институт (1975), работал в Управлении Гидрометслужбы Сахалинской области (1975—1993), заместителем начальника Приморскгидромета (1994—2000), с 2000 г. — глава этой структуры, состоящей из 50 метеорологических станций и 75 гидрологических постов.
Футбольный болельщик («поболеть за «Луч»— святое дело»), увлекается волейболом и горными лыжами.

Чего ждут от метеоролога? Абсолютно точных прогнозов, готовности кинуться хоть в центр тайфуна ради научных исследований, способности из самого старого и негодного оборудования сделать эффективно работающий прибор? Не дождетесь, утверждает начальник Приморскгидромета Борис Кубай, — будьте реалистами. Вкладывайте в изучение погоды копейку, только тогда будет вам рубль. Иначе — ошибки и убытки неминуемы.

Небо покраснело — к ветру

—  Борис Викторович, как вы пришли в область прогнозирования погоды?

— Случайно. Окончил десять классов, куда поступать? Было три интересных мне вуза: юридический, геологоразведочный и гидрометеорологический. Третий вариант — профессия интересная, но какая-то сказочно-романтичная...

— Не жалеете?

— У меня кредо: никогда ни о чем не жалеть — что ни делается, все к лучшему.

— Принято ругать предсказателей погоды. Как к этому относитесь?

— Ругать синоптика — последнее дело. Ошибаются работники всех специальностей — люди есть люди. А наша работа у всех на виду, и всегда есть повод для критики.

Думаю, синоптик должен иметь право на ошибку. Иначе будет бояться ошибиться, а когда человек не уверен в себе, он не в состоянии принимать самостоятельных решений, и это плохо.

Цена ошибки бывает разной. Одно дело — не угадать один градус температуры, другое — прозевать стихийное бедствие.

— Правда ли, что климат на планете меняется? И с чем это связано? С деятельностью людей или природными циклами?

— Становится теплее. В прошлом году температура на Земле повысилась на 0,6 градуса — это существенный прирост. И в Приморье, как видите, последние зимы довольно теплые. В первую очередь это связано с природными циклами. В эпоху, когда человек был технологически слаб, на планете также происходило много всяких катаклизмов.

На микроклимат конкретного города деятельность человека может влиять, но что касается планетарных масштабов... Природа стремится к равновесию. Если где-то гармония нарушается, то природа включает механизмы, которые ее восстанавливают. Это те же тайфуны, ураганы.

— По силам ли человеку изменить погоду? К примеру, как хотел Сталин повернуть Куросио в сторону Приморья?

— Конечно, нет. К тому же любое вмешательство в природные циклы запрещено конвенциями ООН и ЮНЕСКО. «Метеорологические войны» запрещены.

— В чем уникальность столицы Приморья с точки зрения метеоролога?

— Это место хорошо не для того, чтобы здесь жить, а чтобы обороняться. Много туманов, низкая облачность — идеальная маскировка для крепости. По климатическим условиям Владивосток занимает одно из последних в Приморье мест. А вот пригород — очень хорошее место.

— Верите в народные приметы?

— Если небо покраснело, значит — к ветру. Во многих регионах России проверялась оправданность примет. В среднем результат — на уровне случайных событий. Приметы мы чтим как дань, но не более. Есть достаточно надежные методы прогноза погоды, которым мы доверяем и которые испытаны временем. На сегодняшний день качество прогнозов — 90-95%. Но случается, мы ошибаемся, и это люди вспоминают годами.

— Как Приморская метеослужба выглядит по техническому оснащению?

— Думаю, не найдется такого руководителя, который бы сказал, что его подчиненные хорошо обеспечены оборудованием. С начала перестройки и по сей день инвестиций в гидрометслужбу не было никаких, государство выделяло деньги только на зарплату. Парк оборудования устарел.

Но выход есть. Месяц назад нас посещала миссия ВБРР (Всемирного банка реконструкции и развития. — Прим. ред.), банкиры заявили, что Приморскгидромет — лучшее в своем роде, что они видели в России. Мы планируем с помощью кредита модернизировать службу. Есть шанс устроить здесь опытный полигон в системе Росгидромета, оплачивать кредит будет федеральный центр.

Погодный бизнес-фактор

— Можно ли получить прибыль, инвестируя в гидрометеорологию?

— Я не знаю такого вида деятельности, который не был бы заинтересован в знании погоды. Если вы бизнесмен, то я обязательно спрошу, чем занимаетесь. Если вы строите, то вас должен интересовать температурный режим, если перевозите — видимость, если плаваете — вероятность шторма. Торгуете квасом, мороженым — можно прогнозировать сбыт в зависимости от прогнозов. Обувь продаете — в зависимости от того, какой будет зима, вы можете либо увеличить закупки теплой обуви, либо остановиться на демисезонной.

— Готов ли местный бизнес вкладывать в Приморскгидромет?

— И да, и нет. Если учесть, что юридических лиц в Приморье тысячи, то реально используют нашу информацию десятки.

— Можете предложить прогноз на полгода вперед, на год?

— Если скажете, кому это надо. Есть спрос — есть предложение. Это не то, что сегодня вы пришли и спросили: «Что будет через год?». Я не готов ответить, потому что у меня нет методик. Заключаю с вами долговременный договор: Приморскгидромет разрабатывает методику, такую, чтобы она давала если не 100, то процентов 70-80 вероятности. Чтобы вы действительно на основании этой методики могли принимать решения. И пока вам интересно, мы будем прогнозировать по тем параметрам, которые вас интересуют.

— Финансирует ли ваше ведомство администрация края?

— В краевом бюджете соответствующая строка есть, но с апреля по ней не выплачено ни рубля. По-видимому, отношение к нам такое: вы — федеральная структура, пусть вам и платит Москва. Мы действительно федеральная служба, но у нас есть функции разных уровней. Первая — предоставление информации для государства, для международного сообщества. Допустим, мы провели наблюдение на пяти станциях, оно попало в Москву, в Америку и так далее. Эта функция оплачивается государством. Дальше: мы составили прогноз на завтра, на сутки для населения и поместили его в газету, на радио, на интернет-сайт. Это государственный заказ. Дальше: направили прогноз в правительство — в целом в Приморском крае будет дождливо или нормальная погода. Для макроэкономики этой информации достаточно.

А теперь вопрос такой: какая будет погода в Спасске, Яковлевке, Чугуевке через неделю, через три дня? Неужели департаменту сельского хозяйства края неинтересно? На самом деле нет такого подразделения в «Белом доме», которое бы не нуждалось в наших прогнозах. Но они относятся формально — раз федералы, получайте деньги в Москве.

У нас есть госзаказ на определенные вещи общего назначения и — все... Остальное имею право никому не давать, поскольку мне информацию не заказывали.

Мы сворачиваем многие виды деятельности из-за отсутствия финансирования. Например, есть такое направление — агрометеорология. Надо не только знать, будет ли дождь, но и какая фаза у данного растения когда наступит с учетом ожидаемых климатических условий. Обладая данной информацией, можно планировать подкормку, пересев, применение удобрений.

— А как в других странах с агрометеорологией?

— Без информации о погоде никто растение не посадит, не уберет. Я был в Харбине, метеослужба там очень развитая, сильно ориентирована на сельское хозяйство. Правительство провинции Хэйлунцзян заказывает им прогнозы по определенным видам культур в определенных уездах. Синоптики получают основное финансирование из Пекина, но получают деньги и от руководства провинции Хэйлунцзян. Информация прикладного характера чрезвычайно необходима именно местной власти.

— Если вложить в исследования погоды один рубль, то сколько можно получить?

— Если грамотно использовать то, что нам дают ученые, можно получить пятнадцать. Это среднемировой эффект, китайские ученые утверждают, что у них эффект — 1 к 30, 35. В Штатах примерно 1 к 18, 20, в Южной Корее — такой же. По России, по разным оценкам, 15—20.

Не подставить себя и коллег

— Что для вас политика?

— Это позиция, которую я хотел бы отстаивать в интересах не только себя, но и города, края, в конце концов, человечества. Я человек с достаточно активной жизненной позицией, мне не все равно, что происходит в России, Приморье, Владивостоке. Но в органы власти не стремлюсь — неинтересно.

— Как оцениваете нынешнюю приморскую власть?

— Если по двухбалльной системе — позитив, негатив — позитива больше. Но, с другой стороны, я привык судить по конкретным направлениям: отношение к гидрометслужбе, к старикам, детям. Тут есть вопросы.

— Как предпочитаете отдыхать?

— Летом еду к морю. Я учился в Одессе, Черное море было мое. И здесь Японское стало таким же.

— Отдыхая за городом, на прогноз погоды обращаете внимание?

— Не просто обращаю — выезжаю туда и тогда, где будет нужная мне погода. Со мной советуются, собираясь на рыбалку, охоту. У вас есть, допустим, день — завтра. Я говорю: завтра не ездите, а лучше в такой-то день, точно в дождь не попадете, не утонете на катере. Друзья, знакомые с удовольствием мои рекомендации используют, а я сам по ним живу. Часто езжу по краю, метеостанций много, я должен себя и своих коллег не подставить. Если направляю экспедицию по снабжению станции, то планируем четко — через три дня будет циклон, машина должна вернуться за сутки до его начала.

БЛИЦ
— Самый памятный вам тайфун?
— Его звали Филлис. Обрушился на Сахалин в 1980 году. Тогда были затоплены все равнины острова.
— В Бога веруете?
— Не могу сказать, что я человек верующий, но, думаю, всей этой «системой» кто-то управляет.

Константин ПИНАЕВ, «Конкурент»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ