Татьяна Чернышева: Чувствительность и открытость - главное оружие

О медицине, болезни и здоровье
пресс-служба школы спортивной и восстановительной медицины "Реабилитолог" | Чувствительность и открытость - главное оружие
пресс-служба школы спортивной и восстановительной медицины "Реабилитолог"
АНКЕТА
Чернышева Татьяна Николаевна, учредитель, директор и главный врач клиники функциональной медицины «Манус». 
Место рождения: г. Артем, Приморский край.
Образование: Школа профессионального массажа в Кисловодске, специальность «медсестра-реабилитолог» (1975); Владивостокский мединститут, специальность «врач лечебного дела» (1988); Европейская остеопатическая школа в Санкт-Петербурге, специальность «доктор остеопатии» (1994). Кандидат медицинских наук.
Карьера: медсестра, врач лечебно-физической культуры и массажа в санатории «Амурский залив» (1975-1990), народный депутат горсовета (1990-1993), в 1991 г. открыла собственное дело. Обладательница единственного в России Вашингтонского диплома, член Международной коллегии прикладной кинезиологии. Председатель Международного научно-исследовательского комитета прикладной кинезиологии от России.
Состав семьи: муж, две дочери, внук и внучка.
Главное личное достоинство: открытость.
Главный недостаток: «иногда сомневаюсь в том, что смогу преодолеть очередной барьер».

Ей повезло в жизни больше остальных. Помимо того что она состоялась как специалист и как женщина, у нее есть еще одно преимущество. Она не видит. Совсем. Именно благодаря своему физическому недостатку она лучше нас знает,что внешнее порой бывает обманчиво и что вечная темнота способна стать защитой от жестокого мира. Особая чувствительность и открытость — ее оружие. С его помощью она получила больше, чем получает человек, имеющий зрение.

Любовь

Что такое любовь? Говорят: любовь движет миром, сохраняет человека, открывает его душу. Это чувства, и не всегда это любовь к детям, к противоположному полу. Есть еще любовь к творчеству. Есть любовь к жизни вообще. Знаете это ощущение, когда НРАВИТСЯ жить? Нравится вставать утром, когда испытываешь чувство восторга. С удовольствием уходишь в ночь, потому что знаешь, что не будет кошмаров. Это такой уровень жизни. Потом, любовь к работе. Ну а если встретится любовь по жизни — кто будет против? Да, я замужем, но при этом говорю мужу: «Если вдруг я встречу человека, который увлечет меня и будет более достойным, чем ты, не обессудь».— Я всегда говорю: «Мне еще только...» Недавно исполнилось 57. Возраст зрелости — это возраст некоторой мудрости, достаточных знаний, которые позволяют заглянуть дальше, возраст правильных вопросов. Возраст любви, конечно.

Глаза

— Сравнив медицину советскую и теперешнюю, пришла к выводу, что и в то время, и сегодня профессиональный уровень зависел лично от каждого медработника. Уровень подготовки врачей остался колоссальным. Но то, что ты вынесешь из стен альма-матер, зависит не от педагогов, а от тебя. Как-то я пожаловалась одному из профессоров после поездки в США, что в России медицинское образование скудное. Он ответил: «Знания зависят от вас. Что вы захотите взять, то и будет вашим достоянием. Не получайте, а добывайте знания».

Знания — это глаза. Если ты будешь иметь даже сверхзрение, но знаний не будет, останешься слепым. Знания открывают нам глаза и дают еще пару глаз. И тогда открывается какой-то поток. Ты будто бы встаешь на рельсы, и тебя кто-то постоянно ведет, это движение бесконечное. И приходят все новые и новые знания, и все они оказываются точно к сроку и именно те, что необходимы.

Выбор

— Никогда не помышляла заниматься медициной, потому что с пяти лет все — и взрослые и дети — во дворе меня называли Танькой-артисткой. Говорили, что у меня киношное будущее. Я была очень живой девочкой — пела, танцевала, читала стихи.

...Я поступала в театральный, когда зрение было уже совсем плохое. Стою, читаю монолог, и вдруг профессор Сундукова, которая принимала вступительный экзамен, спрашивает меня: «А вы куда смотрите? Вы смотрите на меня. Посмотрите мне в глаза!» А я не то чтобы глаз, даже лица ее не вижу. И когда все открылось, меня не взяли, сказали, что необходимо видеть реакцию партнера на сцене. Поэтому как актриса я не состоялась. Ушла работать на кирпичный завод — толкала вагонетки, кирпичи на поддоны собирала.

Однажды мне предложили по путевке съездить в Кисловодск, в котором, оказывается, есть медицинское училище для слепых. Надо было где-то учиться, что-то делать, и я поехала. И вот там, на первом занятии, я поняла, что медицина — это мое. Училище окончила с отличием, у меня даже четверок не было.

Страсть

— Интерес к медицине поглощал меня полностью. При этом я не переставала работать, и к тому времени у меня уже была семья. Я хотела стать врачом здоровья — так я сказала на вступительном в медицинский институт, ведь тогда слово «валеология» еще не звучало, как и не было направления в медицине. Училась легко. Конечно, мне помогали, начитывали учебники, лекционные материалы, которые я тайком записывала на диктофон. По этому поводу даже конфликт случился — на пленку записывать запрещали. Вечером я перерабатывала эти кассеты, писала очень крупным почерком фломастерами формулы. У меня были огромные кипы этих тетрадей. Один пациент-радиоэлектронщик сделал для меня специальное устройство — тубус, под который я подкладывала учебник или схему, и на экране телевизора я видела изображение в 60-кратном увеличении. При этом ничего за это устройство не взял. Уже в 1994-м, в Сан-Диего, я увидела похожие увеличительные приборы. А тогда этот человек мне очень помог.

Учила постоянно на слух. К занятиям шла всегда готовой. Наизусть знала практические занятия, например описание рентгенснимка деструктивной пневмонии. Или поэтапное ведение операции: все доступы, какой материал используется, какой формируется шов, какой кетгут берется. Никто даже не предполагал, что в стенах института учится слепой человек. Я никому об этом не говорила. Отговаривалась то обострением болезни, то тем, что очки разбила, то не взяла их. Видя, что я всегда готова ответить, преподаватели засчитывали мне мои знания. У меня ведь не было возможности подсмотреть в учебник, в шпаргалку. И это всегда держало меня в готовности ответить.

В какой-то степени моя болезнь была моим преимуществом. Не только в учебе. Я ничуть не обижена на судьбу: ведь мне дана чувствительность, какой нет у большинства людей, другое видение мира. Для меня все люди красивые, я не вижу их изъянов. Видение иного спасает меня от жестокости и боли, которые видят остальные люди. И от ран. Вы ведь более ранимы, больше видите несправедливости. Человек 80% информации получает через зрение. Значит, вы в 80 раз ранимее меня.

Предательство

— Меня спасает вера в людей. Внутри меня всегда сидело убеждение, что человек не может воспользоваться моим физическим недостатком. За всю жизнь — и когда была простым медработником, и когда стала владелицей собственного медицинского центра — меня предал только один человек — мой первый муж. Поэтому не программируйте зла. Не думайте, что вас подсидят, украдут, что этот человек ненадежный. Доказано ведь уже, что своей мыслью мы формируем пространство вокруг себя. Лучше жить с открытым сердцем, распахнутыми глазами, доброй душой. Попался плохой человек — пропусти и его сквозь свое сердце... Такая область человеческих отношений, как бизнес, в первую очередь должна основываться на вере в человека.

«Манус»

— В начале 90-х бурно обсуждалась программа по бывшим госдачам на Санаторной, их хотели отдать под медицинские учреждения. Во время депутатского заседания по этому поводу одна женщина просила дачу под турбазу для детей, страдающих ночным энурезом. Маразм! Я возмутилась: «Разве так можно? Эдак и я могу попросить». После заседания подходит ко мне Владимир Кириенко, тогда юрист горсовета народных депутатов: «Что ты там говорила?» Я отвечаю, что всю жизнь мечтала создать медицинскую школу и передать свои знания другим врачам. Он: «Так в чем же дело?» Вместе с депутатом краевого совета народных депутатов Сергеем Кислицыным они подсказали, с чего начинать.

...Бегу на заседание, где должны были регистрировать мое индивидуальное частное предприятие, и лихорадочно соображаю, как же назвать школу. Минут пять оставалось до подписания бумаг, и вдруг меня осеняет: «Да «Манус» же!» «Рука» по латыни. Рука дающая. Рука поддерживающая. Рука исцеляющая. Дружеская рука. Кто-то кинул реплику: «А что за «Манус?» Я отвечаю: «Рука».— «Что, волосатая?» — «В том числе».

Бизнес

— Мне выделили помещения — два непригодных и два хороших. На какие деньги делать ремонт, покупать оборудование и мебель? Мои пациенты, которым я вернула здоровье после инфаркта и других тяжелых болезней, узнали, что у меня свой бизнес. И начали помогать кто чем мог. Директор Уссурийского деревообрабатывающего комбината Анатолий Дмитриев привез мебель, другие — сантехнику, кто-то отдал свой бойлер. Собственными руками проложили воду, тепло. Коллективу я сказала сразу: «Пятую часть от доходов буду направлять на вашу учебу».

В 98-м, когда случился дефолт, я была в Лас-Вегасе на съезде педиатров. О том, что «правительства у вас нет», мне сообщил профессор, который читал лекции. По приезде у меня случился инфаркт. Курс доллара вырос в 4 раза, а ведь мы эти деньги, потраченные на учебу в Америке, занимали, как и другие крупные суммы; особой прибыли от центра не было... Но я полностью себя восстановила после болезни.

Главное в бизнесе — это вера в себя, вера в рядом идущих. Никогда нельзя смотреть на коллег сверху. Они и ты — равноценная семья. Не дай бог, если начальник оскорбляет или унижает — грош цена тогда этому начальнику.

Если новый человек, который устраивается к нам в центр, сначала спрашивает о зарплате, разговора с ним не будет. Если в начале твоего паровоза идет вагон с деньгами, а все остальное тащит следом, то что ты увидишь из-за этого вагона? Человека, которому нужна твоя помощь, не увидишь точно. Ты живешь для того, чтобы работать? Или работаешь для того, чтобы жить? Нужно жить, чтобы работать, творить, созидать, и это всегда принесет дивиденды и обеспечит тебе достойную жизнь.

БЛИЦ
— Ваше хобби.
— Театр, путешествия.
— Что не приемлете в людях?
— Хамство, грубость, нетерпимость. И запах грязи — потому что для меня запахи очень важны. Но таких людей встречаю редко.
— Ваши вершины.
— Эльбрус. Пыталась взобраться на него, занимаясь спортивным туризмом в период обучения в Кисловодске. Профессиональные вершины у меня впереди.

Яна КОНОПЛИЦКАЯ, «Конкурент»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ