Юрий Тракало: Перо и штык «Боевой Вахты»

Военнослужащий об издании газеты и флотских журналистах
пресс-служба Минобороны РФ | Перо и штык «Боевой Вахты»
пресс-служба Минобороны РФ
АНКЕТА
Тракало Юрий Михайлович, капитан 1-го ранга, главный редактор газеты ТОФ «Боевая вахта».
Возраст: 47 лет.
Место рождения: поселок Толстое, Залещитский район, Тернопольская область.
Образование: Львовское высшее военно-политическое училище, факультет военной журналистики (1981).
Послужной список: Группа советских войск в Германии, командир отделения в ракетно-артиллерийском полку (1975-1977); учеба в ЛВВПУ (1977-1981); тяжелый авианесущий крейсер «Минск», редактор корабельной газеты (1981-1985); Сахалинская флотилия, постоянный корреспондент газеты «Боевая вахта» (1987-1993); Управление воспитательной работы ТОФ, старший офицер по печати (1993-1997); газета «Боевая вахта», главный редактор (1997 — н.в.).
Состав семьи: жена, сын.
Главный личный недостаток: курение.
Главное достоинство: способность в любой момент бросить курить.
Любимые писатели: Куприн, Зощенко.
Любимый афоризм: «Все мы не монахи».

В грядущее воскресенье исполнится 70 лет газете Тихоокеанского флота «Боевая вахта». Сегодня ее возглавляет капитан 1-го ранга Юрий Тракало. У него внешность народного артиста Матвеева, крепкое рукопожатие и умение красиво носить флотский мундир. Говоря о газетах-долгожителях, просит не причислять «Боевую вахту» к музейным экспонатам: «Ее история еще пишется».

«Здание на Посьетской никому не отдадим»

— Юрий Михайлович, вы какой по счету главный редактор «Боевой вахты»?

— Четырнадцатый.

— С порядковым номером вам повезло.

— И то верно, хотя чертовой дюжины не боюсь. А по-настоящему повезло мне с тем, что я принял руководство флотской газетой в эпоху перемен.

— Говорят, хорошего в этой эпохе мало...

— Так и есть, если перемены влекут за собой страшные потрясения, хаос и невосполнимые потери. Но нам посчастливилось избежать всего этого. Пять лет назад мы начинали практически с нуля: в редакции не было ни одного компьютера, номер верстали и печатали на чужой базе. Постепенно, шаг за шагом, «Боевую вахту» возродили, модернизировали. Самые трудные времена в нашей истории уже позади.

— Неужели и тираж газеты смогли увеличить?

— С начала 90-х годов он примерно такой же, как у всех флотских газет, дотирумых Министерством обороны. Хотя, по сравнению с остальными изданиями, мы чувствуем себя вполне комфортно: умудряемся издавать пять тематических приложений, поддерживаем как можем подписку в частях и на кораблях. В Североморске — закрытом гарнизоне — газета «На страже Заполярья» не имеет возможности даже для получения спонсорской помощи. На Балтике дела получше. «Флагу Родины» в Севастополе живется, конечно, лучше всех, поскольку Черноморский флот по многим статьям финансирует правительство Москвы.

— Зато «Боевая вахта» занимает солидное 4-этажное здание в центре Владивостока. Вокруг множество офисов, магазины, гостиницы. На этот лакомый кусок недвижимости наверняка покушались коммерческие структуры?

— Начну с того, что мы можем распоряжаться этим зданием с выгодой для себя, в чем, похоже, сомневаются гражданские инстанции. Недавно мы получили письмо от одной фирмы, которая, ссылаясь на результаты ревизии администрации города, просит нас освободить два этажа для ремонта под будущий офис. Мол, пустуют, используются не рационально. Мы ответили, что торопиться с такими выводами не стоит: вскоре из Москвы поступит новое оборудование, и в пустующих помещениях разместится наш полиграфический комплекс. Судя по реакции противной стороны, нам не верят.

— Почему?

— Откуда, дескать, у нищих военных деньги на новую технику.

— И откуда же?

— Одна часть — от учредителя газеты, Министерства обороны РФ. Остальное заработали сами, совместно с издательством «Боевой вахты», в 1995-1999 годах.

«Организуем флотские массы»

— Что сегодня для командования Тихоокеанского флота «Боевая вахта»? Идеологический инструмент, ведомственный рупор?

— В прежние годы в директивных документах говорилось о том, что «газета — это не только коллективный пропагандист и агитатор, но и организатор масс». Так вот сегодня, с нынешним командованием ТОФ, эти ленинские слова воплотились в жизнь. Как главный редактор я часто бываю у командующего. Тем для обсуждения хватает — от громких событий на водной станции ТОФ (имущественный спор между флотом и арендующей станцию фирмой «Олимп». — Прим. авт.) до освещения учений и знаменательных дат в жизни воинских частей. Благодаря командующему бесплатно бываем в командировках: в военно-транспортном самолете, следующем в Иркутск, Совгавань, на Камчатку, всегда найдется место для корреспондента «Боевой вахты».

— Начальство понукает, позволяет себе вмешиваться в газетную кухню?

— Сколько здесь служу, звонков из штаба с приказом снять тот или иной материал не было. Командование флотом вообще не имеет подобных привычек.

— На ковре у командующего бывали?

— От профессиональных промахов (стучит по столу) Бог миловал...

— И по поводу Григория Пасько не вызывали (журналист «БВ», обвиненный в измене родине и осужденный на четыре года лишения свободы. — Прим. ред.)?

— Его арестовали, когда я еще не был назначен на должность. Сама же эта история отразилась на мне несильно — нервничал, когда приходилось отрываться от дел.

«Пасько знаю с курсантских лет»

— Будучи военным журналистом, Григорий Пасько прославил «Боевую вахту» на всю страну. Как вы относитесь к нему сегодня, когда общественный интерес к «делу Пасько» заметно угас?

— Я решил для себя, что к этой теме обращаться не буду. Не потому, что мне нечего сказать, просто она мне противна. Не совсем этичная, мягко говоря. А самого Гришу знаю, пожалуй, лучше всех на Тихоокеанском флоте. Я у него старшиной роты был, когда он поступал в военное училище.

— Правда ли, что в свое время флотская контрразведка запретила сотрудникам «Боевой вахты» публично высказываться о Пасько?

— Никто никогда этого не запрещал. Репортеры работали у нас, что называется, по полной программе.

— Кем из «боевахтинцев» прошлых лет вы гордитесь?

— Назову лишь некоторых. Казачий генерал Виталий Полуянов, депутаты Леонид Бельтюков и Валерий Королюк, заместитель главного редактора газеты «Красная звезда» Владимир Урбан, литератор Владимир Тыцких и Василий Солкин, гендиректор белорусского телеканала ОНТ Юрий Козиятко, один из топ-менеджеров канала СТС Валерий Дюбкин.

— Достойно ли этих людей нынешнее поколение флотских журналистов?

— Нужно время, чтобы они показали себя, стали «острыми перьями». Ребята в основном всего год-два в должности. Для журналиста это очень маленький срок. Отрадно, что им есть на кого равняться — в строю такие ветераны, как Марлен Сергеевич Егоров, Лев Константинович Березкин, Михаил Ефимович Чевычелов. Мудрые наставники ставят молодежь на крыло. Я не встречал людей более счастливых, чем те, которые, несмотря на все трудности, остаются верными своему призванию! Отнимите у них любимое дело — все краски жизни для них потускнеют.

«Мы — газета президентская»

— Чем, на ваш взгляд, военный журналист отличается от своего гражданского коллеги?

— На «гражданке», насколько мне известно, сегодня востребованы журналисты узких специализаций — экономические, политические, рекламные. А военной прессе — утверждаю это по опыту «Боевой вахты» — нужен журналист универсальный. Сегодня он пишет репортаж об учениях морской пехоты, завтра — о снабжении всеми видами довольствия экипажей подводных лодок. При этом не обязательно иметь талант. Чем больше пишешь — тем больше нарабатываешь профессиональных качеств. Я считаю, что допустимо писать не блестяще, но — обязательно со знанием предмета и правдиво. И еще военный журналист не имеет права быть сегодня «красным», завтра — «белым», послезавтра — «зеленым». «Боевая вахта» — газета государственная. Если хотите — президентская.

— Представления цивильного журналиста об изданиях такого рода — это скука и серость.

— Наша газета государственная, но тем не менее это не официоз. Она может быть интересной, яркой, полезной и, что очень важно, оставаться патриотичной.

— В старейшей газете Приморского края идет смена поколений. Как вы думаете, не страдает ли от этого величественный образ «Боевой вахты», сформированный за десятилетия советской власти?

— Во-первых, нас рано записывать в музейные экспонаты. Во-вторых, кто-то сказал, что великие газеты хоть и рождаются во времена исторических потрясений, но великими их делает не столько рождение, сколько продолжительность существования. Я отдал «Боевой вахте» пока всего 14 лет — это капля в безбрежном море, по которому плывет наш творческий корабль.

— 20 лет назад вы были редактором крейсерской многотиражки. Насколько, по личным ощущениям, вы изменились с тех пор?

— Я остался прежним, разве что прибавил в весе и стал дважды редактором (смеется). На флотскую газету смотрю как на боевой корабль. У нас есть своя штурманская служба — секретариат и корректура, где вылавливают ошибки и ляпы, чтобы мы не сели на мель. Есть отделы боевой подготовки, авиации... Всё как на «Минске»! Даже свой боцман в наличии — завхоз Николай Леонтьевич Мельник. Понимаете, когда я принял газету, мне было легче воспринимать ее именно такой — похожей на корабль. Оставалось только скоординировать четкую работу всех «служб и подразделений» и задать верный курс.

— В каком направлении движется «Боевая вахта» сегодня?

— Помню, прежде чем назначить меня главным редактором, командующий Тихоокеанским флотом спросил: «Какой вы видите «Боевую вахту»?» Присутствовавшие в его кабинете штабные офицеры посмотрели на часы — долго ли буду растекаться мыслью по древу. Я удивил их тем, что доложил кратко: «Какой она должна быть — заложено в ее названии. «Боевая вахта» обязана стрелять, летать, ходить в морские походы». В этом наша служба и наша жизнь.

БЛИЦ
— У газеты Тихоокеанского флота есть спонсоры?
— Нет. Но каждый раз, когда мы обращаемся за помощью к местной власти, нам помогают. Просим об одном — помочь средствами на подписку воинских частей и ветеранов ТОФ.
— Самый легендарный из главных редакторов «Боевой вахты»?
— Номер один — Аркадий Арнольдов. Человек необычной судьбы, орденоносец, друг известного писателя Валентина Катаева.
— Самый легендарный военкор?
— Андрей Лубенко. Первый советский фотокорреспондент, снявший руины Хиросимы в 1945 году. Сегодня в его честь у нас проводится творческий конкурс на звание лучшего журналиста.
— Кем бы вы хотели остаться в памяти потомков?
— Человеком, который руководил обновленной «Боевой вахтой».

Владимир КУЗНЕЦОВ «Конкурент»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ