Петр Ханас: «Социология должна служить обществу»

Главный маркетолог Владивостока о социологии и политике
Пресс-служба Дальневосточного МедиаСаммита | «Социология должна служить обществу»
Пресс-служба Дальневосточного МедиаСаммита
АНКЕТА
Ханас Петр Дмитриевич, глава маркетингового агентства «Владмаркетинг».
Возраст: 34 года.
Место рождения: Луганск (Украина).
Образование: Львовское высшее военное авиационное училище штурманов, специальность «штурман-инженер» (1991); Тихоокеанский институт политики и права ДВГТУ, «политолог» (1999); Санкт-Петербургский университет, «социолог» (2004).
Карьера: служба в Вооруженных силах РФ (1987-1999), капитан запаса; старший преподаватель кафедры политических процессов ТИПП ДВГТУ (2000); с 2003 г. — директор агентства «Владмаркетинг».
Семейное положение: холост, сын.
Любимое увлечение: политика.
Главный личный недостаток: амбициозность.
Главное достоинство: целеустремленность.

Независимое маркетинговое агентство, проводящее социологические исследования. Для Владивостока это звучит так же, как «бесстрастный и неподкупный судья» или «самоотверженный чиновник». Может ли социология сохранять научный статус, избегая встроенности в политико-экономическую систему отношений в обществе? В обществе кор-рум-пи-ро-ван-ном! Вряд ли. При очевидной пользе и необходимости точной социологической работы — выборочность исследований, зависимость их направленности от политических интересов, ограниченные возможности использования результатов этих исследований — все эти факты укрепляют скепсис. Петр Ханас, директор агентства «Владмаркетинг», готов спорить.

Умники и идиоты

— Чтобы усомниться в общественной безгрешности науки, достаточно вспомнить историю академика Сахарова: наука служит капиталу и политике. Кому служит социология?

— Я убежден в том, что социология, как и прикладная политология, — это точные науки. Они должны служить обществу. Мнение о социологии как о продажной девке было сформировано политтехнологами. Данные социологических исследований необходимы, прежде всего, для принятия более качественных управленческих решений. К сожалению, многие люди, от которых зависит решение общественных проблем, не всегда это понимают.

— Давайте покажем пальцем.

— Например, Копылов — яркий представитель формации чиновников, которые живут по принципу: «Я сам все знаю». В результате на последних выборах он не имел четкого представления о реальной ситуации, неправильно построил свою кампанию, потратил огромные средства — и проиграл.

— А Николаев?

— У нового градоначальника в этом смысле уровень подготовки к управлению куда более высокий. Он хорошо понимает необходимость социологических исследований. Став главой Владивостока, первое, что он предпринял, — обратился к социологам для выяснения общественного мнения по интересующей его проблеме. Раньше никто этого не делал.

— Вот что вызывает недоумение. Недавно на сайте «Владмаркетинга» были опубликованы результаты опроса «Как вы оцениваете первые месяцы работы новой администрации Владивостока?», и более половины горожан дали ей положительную оценку. Это еще можно было понять, если бы в городе убрали мусор, не отключали воду, не допустили бы повышения цен на необходимые продукты, не создали проблем с общественным транспортом, не взбаламутили весь мелкий и средний бизнес новыми арендными ставками, налогами, не говоря об уголовном флере. Такой опрос говорит только об одном — о том, что большинство местных жителей — идиоты. Какой смысл тогда рассуждать о научности?

— Не надо путать праведное с грешным. Здесь вы заменили общественное мнение субъективным восприятием. Что касается именно этого опроса, то его результаты показывают скорее устойчивость политической установки избирателей и высокие общественные ожидания в отношении новой власти.

Накопившиеся проблемы во Владивостоке нельзя решить за один день, но желание администрации города изменить ситуацию хорошо видно. Именно это и оценивали респонденты. Понятно, что за два месяца Владивосток в Санкт-Петербург не превратишь...

— Вы действительно считаете, что очевидные вещи в социологическом срезе могут выглядеть совершенно иным образом?

— Методически верно проведенное исследование отражает объективную ситуацию с определенной точностью. Необходимо также помнить, что данные опросов показывают мнения опрашиваемых на момент проведения исследования. Часто неточности возникают от неправильной трактовки данных. А это уже полностью лежит на совести исследователей и, кстати говоря, журналистов.

Скажу банальность: не всегда то, что кажется очевидным, является таковым. Вот, например, глава Спасска-Дальнего абсолютно убежден в своем высоком уровне поддержки у населения и до сих пор не верит, что его деятельность поддерживают только 4% горожан. Это самый низкий рейтинг предпочтений среди глав краевых муниципальных образований.

— Согласитесь, все эти цифры так и напрашиваются на манипуляции. Яркий пример — нефтяной рост ВВП России, которым федеральные власти ловко залечивают экономические проблемы. А Чечня? Какие правила в этой игре?

— Что касается нас, то философия развития агентства «Владмаркетинг» основана на объективности, профессионализме и беспристрастности. Конкурентной особенностью наших продуктов является индивидуальный подход к заказчику и постоянное совершенствование методик. Ни одно наше исследование не было сфальсифицировано. Думаю, не случайно именно наше агентство стало официальным представителем Центра мониторинга социальных процессов Санкт-Петербургского госуниверситета и ВЦИОМ. Именно нас выбрала американская компания Management System International для проведения исследования о коррупции в Приморье.

— Где можно познакомиться с этим исследованием?

— На английском языке оно опубликовано на нашем сайте. Русский вариант мы пока даем по специальной просьбе.

Бизнес или политика

— Почему ваша фирма занимается охотнее политическими исследованиями, чем экономическими?

— Наверное, потому, что я — политолог по образованию, и это определяет основную направленность работы. Хотя агентство выполняет и экономические исследования, а также предоставляет услуги по бизнес-консультированию. У нас работают такие известные специалисты, как Ольга Кабалик, Ольга Фефер. В послужном списке агентства — организация маркетингового обслуживания крупнейших приморских предприятий.

Другое дело, что многие предприниматели не готовы к цивилизованному уровню ведения дела. Для нашего бизнеса маркетинг — это сбыт, а не основанная на изучении рынка система действий для эффективного сбыта. Приморский бизнес пока не понимает своей выгоды от маркетинга в режиме мониторинга и консалтингового сопровождения.

— Вы же сами посвятили местной коррупции объемный труд. Была бы цивилизация, был бы и маркетинг.

— Не все так однозначно. Здесь не только культура, здесь и знания нужны. Очень часто бывает, что, получив какие-то данные, заказчик не знает, что с ними дальше делать. Экономит на консалтинговом сопровождении, прогорает и в результате разочаровывается в маркетинге вообще.

Типичная ситуация: строит человек торговый центр на чистой интуиции, а он становится убыточным, в то время как у соседа через дорогу такой же центр процветает. Стоило обратиться к специалистам, которые бы сделали правильное позиционирование, и краха можно было бы избежать. По крайней мере, исследования помогли бы скорректировать риски. Кстати, по моей информации, никто из владельцев торговых центров во Владивостоке полноценных исследований не заказывал.

Миф о «москвичах»

— Крупные заказчики во Владивостоке нередко привлекают экспертов с запада России. Чем это вызвано — требованиями к профессионализму или к независимости?

— В целом практику найма «московских» специалистов я считаю неоправданной. Все приезжие здесь зарабатывают деньги, мы же заинтересованы в постоянных клиентах, поэтому работаем на результат. При этом их услуги в 5-6 раз дороже, а качество не всегда лучше. Сегодня во Владивостоке умеют работать не хуже, чем в столице. Хотя, конечно, настоящих специалистов здесь не так много. Из полутора десятков фирм, которые предлагают подобные услуги, большая часть занимается халтурой и субподрядами. От разработки до конечного продукта проекты ведут единицы.

— Назовите основные механизмы социологических «ошибок».

— Самая частая причина искажений при проведении любых исследований — будь то маркетинговые или социологические — это коррупция. Практика «откатов», передачи выгодных заказов в руки знакомых и родственников. Нередко за «маркетинговым агентством» стоит один человек, который играет роль субподрядчика и поручает исследования третьим лицам. Часто наблюдается нарушение методики исследования. Так, чтобы провести экспресс-опрос во Владивостоке, нужно не просто опросить какое-то количество случайных людей. Группа опрошенных людей в миниатюре должна представлять всю социальную картину города по всем параметрам: пол, возраст, доходы, образование и т.д. Для этого нужно не только скрупулезное отношение к методике, но и постоянный штат специально подготовленных интервьюеров. Многие же фирмы довольствуются привлечением случайных студентов. Те в лучшем случае опрашивают своих друзей. Понятно, что ни о какой объективности таких опросов не может быть и речи.

— Как отличить хорошее агентство от плохого?

— Как минимум маркетинговое агентство должно быть официально зарегистрировано и иметь собственный сайт. У сотрудников — дипломы о соответствующем образовании. В офисе — необходимая техника и программное обеспечение для обработки информации. Очень хорошо, когда есть специализированная комната для ведения фокус-групп. И просто замечательно, если агентство имеет отзывы о своей работе от солидных заказчиков.

БЛИЦ
— Кого считаете своим учителем?
— Мне повезло: я учился у многих видных специалистов, но любовь к политике мне привила директор Тихоокеанского института политики и права Наталья Николаевна Меньшенина.
— Приятно осознавать, что по науке любой опрос отражает и вашу позицию?
— Меня не интересует лично мое мнение, но мне приятно, когда мои прогнозы совпадают с результатами исследований и жизненными событиями.
— Не устаете от правды, от постоянного пребывания на изнанке событий?
— Вместе с коллегами борюсь за то, чтобы социология была объективной наукой, а не технологией формирования мнения.
— Не боитесь стать мизантропом?
— Нет, я скорее филантроп, я слишком люблю женщин и детей... А противоядие одно — надо пытаться понять других и воспринимать их такими, какие они есть.

Евгений МЫРЗИН «Конкурент»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ