Валерий Мишин: «Представлять Северную Корею в виде некоего монстра...»

фото: Ю. Пивненко | «Представлять Северную Корею в виде некоего монстра...»
фото: Ю. Пивненко

Вялотекущее обсуждение денуклеаризации, сопровождающееся усилением санкционного давления на КНДР, все больше сказывается на Приморье. Американский Минфин уже ввел санкции сразу  против нескольких краевых компаний и их их руководителей, не за горами запрет въезда из КНДР рабочих. На этом фоне японские шпионы, по сведениям делового еженедельника «Конкурент», все настойчивее ищут в Приморье какие-то северокорейские следы. Валерий Мишин, заведующий Лабораторией ситуационного анализа Центра анализа тихоокеанских исследований Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, считает: в отношениях России и Северной Кореи, помимо санкций, есть еще и морально-этический аспект.

— Валерий Юрьевич, многие представляют Северную Корею как такое юмористическое, кукольное государство с тоталитарным режимом…

— Начнем с того, что корейская нация имеет историю длиной четыре тысячи лет, и некоторые цивилизационные составляющие этой нации более глубоки, практичны и научны, чем у многих развитых государств сегодня, поэтому представлять Северную Корею в виде некого монстра, смешного пугала, некорректно и неправильно. КНДР — наш ближайший пограничный сосед. А все, что происходит в любом пограничном государстве, будь то Корея, Китай или Япония, всегда отзвуком переходит на российскую территорию.

— Насколько тесны наши экономические связи с Северной Кореей?

— По данным 2018 г., в России зарегистрировано около 300 северокорейских компаний: 85% из них принадлежит частным лицам, остальные — государственные предприятия; 180 заняты в строительном бизнесе, 25 — в торговле, 15 занимаются пошивом и общепитом, еще с десяток компаний производят сельскохозяйственную продукцию, четыре — предприятия медицины. Причем, какая бы критика ни звучала в адрес Северной Кореи, всегда нужно помнить, что это было первое иностранное государство, которое на территории Приморского края в 1958 г. организовало свое дипломатическое представительство — Генеральное консульство в Находке.

Несмотря на некоторые застойные явления в экономическом плане, роль и значение Приморского края, а если говорить в целом, и Тихоокеанской России, в торгово-экономическом взаимодействии с КНДР очень важны и не лишены перспектив по таким направлениям, как сельское хозяйство, строительство, совместное рыболовство. Из трехсот северокорейских компаний, которые я упомянул, на Дальнем Востоке присутствуют единицы — в основном они занимаются лесозаготовкой, марикультурой, совместным рыболовством. Можно еще отметить так называемую традиционную восточную медицину, фармакологию. Ну и, конечно, строительство. Как вы знаете, несмотря на то, что соответствующая квота на рабочую силу из КНДР по требованию Совета Безопасности ООН серьезно снижена, тем не менее северокорейские рабочие трудятся на приморских стройках, причем довольно неплохо, поскольку за редким исключением категория это законопослушная и очень трудолюбивая.

— Мешает санкционный режим, который наложен на КНДР и с известного времени на Российскую Федерацию?

— Это играет роль, как и сама военно-политическая обстановка на корейском полуострове: до недавнего времени это была ракетно-ядерная программа КНДР и вероятность развязывания вооруженного конфликта. А что такое вооруженный конфликт вблизи российских границ? Очень серьезные аспекты напряженности.

Все это накладывает свой отпечаток на международные связи, но тем не менее северные корейцы готовы развивать каналы сотрудничества. Так, на территории КНДР образован ряд свободно–экономических зон (хотя они не совсем активно действуют), самая известная находится в городе Расон (Раджин-Санбон). Неплохое взаимодействие можно отметить между портовыми инфраструктурами Приморского края и северной провинции Ханген. Но слаб инвестиционный климат. Из-за сложного диалога КНДР и США российская сторона действует взвешенно. Поэтому все находится в режиме замыслов и добрых намерений.

— Как вы относитесь к обвинениям относительно того, что Россия нарушает санкционный режим?

— Некоторые моменты, которые пытались озвучить наши зарубежные партнеры в этом отношении, в частности, Соединенные Штаты Америки и в определенной степени Южная Корея, на поверку оказались, в общем-то, недостоверными. Мы строго соблюдаем санкции, которые были возложены на КНДР Советом Безопасности ООН. Россия эти санкции, как известно, поддержала, и мы прекрасно понимаем, что означает выйти за рамки для российско-китайских отношений, ведь Китай — наш основной стратегический партнер.

— Сейчас много говорится о возможном слиянии двух Корей. Как оцениваете такую перспективу?

— Есть понимание необходимости вырваться из того порочного круга, в который вовлекли Северную Корею зарубежные государства. Вместе с тем с приходом к руководству республикой Южная Корея президента Мун Чжэ Ина мы видим зримые подвижки. Прошло уже три межкорейских саммита, это знаковые события, достойные быть вписанными в историю, и чувствуется, что президент Мун Чжэ Ин трезво оценивает ситуацию.

Но все тормозится администрацией президента США. Она упорно добивается решения ракетно-ядерной программы в одночасье. Будем так говорить, есть предмет торга и шантажа, что «если северокорейская сторона полностью убирает ракетно-ядерное вооружение и закрывает свою ракетно-ядерную программу, только тогда мы, США, можем что-то подумать о смягчении санкционного режима и сделать первый шаг к основному, чего сегодня добивается КНДР, — заключению мирного договора». Это будет для КНДР гарантией ненападения — заключив его, она готова решать другие вопросы.

У Южной Кореи пока другое понимание этой проблемы — прежде всего, снять напряженность, что пока удается.

— А какие рычаги может задействовать Россия в качестве посредника?

— Совместно с китайскими коллегами в лице Министерства иностранных дел КНР в 2015 г. мы разработали так называемую дорожную карту о решении северокорейской ядерной программы. Дорожная карта предусматривает поэтапное снижение напряженности от малого к окончательному: речь идет о ликвидации ракетно-ядерных запасов КНДР и начале уже конструктивных переговоров с США о заключении мирного договора.

Документ в свое время поддержали и Северная, и Южная Корея, и Соединенные Штаты на уровне советов национальной безопасности этих государств. Сегодня и Китай, и Россия соблюдают так называемый статус-кво. Безусловно, нам не нужно отстраняться от существующих проблем. Да, санкции, да, препятствия, но, помимо прочего, есть еще важный эмоциональный аспект — нельзя забывать, что с момента наложения Советом Безопасности ООН санкций на Россию единственным государством, которое не поддержало это решение, была Северная Корея.

Комментарии (2)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
pupkin | Отправлено: 13 ноября 2018, 23:31
"На этом фоне японские шпионы, по сведениям делового еженедельника «Конкурент», все настойчивее ищут в Приморье какие-то северокорейские следы". Можно сведения в студию? Или так просто брякнули?
............. | Отправлено: 2 ноября 2018, 17:48
Мишин.... ты не учёный, а лохотронщик - напёрсточник..... """корейская нация имеет историю длиной четыре тысячи лет"""" - после этого можно было и не читать это словоблудие...... Деньги получаешь зря, и все твои типа научные регалии и гроша ломаного не стоят..............................
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ