«Кто откроет эту землю-невидимку, тому и принадлежать будет»

Фото: ru.wikipedia.org | «Кто откроет эту землю-невидимку, тому и принадлежать будет»
Фото: ru.wikipedia.org

10 октября 1863 г. родился Владимир Обручев, автор «Земли Санникова». Обручев не только писал книги, но и сам участвовал в поисках неизведанной земли, отправным пунктом которых как и в жизни, так и в его романах являлся Владивосток.

Впервые о земле Санникова как об отдельном массиве суши сообщил в 1810 г. добывавший песцов и мамонтовую кость на северных берегах Новосибирских островов купец-зверопромышленник Яков Санников. Он высказал мнение о существовании «обширной земли» на Севере. По словам охотника, он сам видел, как над морем поднимались «высокие каменные горы». С тех пор эту землю стали называть Землей Санникова.

Другим свидетельством в пользу существования обширных земель на севере стали многочисленные наблюдения за перелетными полярными гусями, весной улетающими дальше на север, а осенью возвращающимися с потомством. Так как птицы не могли обитать в ледяной пустыне, то высказывались предположения, что расположенная на севере Земля Санникова относительно тепла и плодородна, и птицы летят именно туда.

На одном из выпусков Морского корпуса император Александр III сказал: «Кто откроет эту землю-невидимку, тому и принадлежать будет. Дерзайте, мичмана!»

Мичмана дерзнули

В 1886 г. геолог барон Эдуард Толль, изучая Север Российской империи, заявил, что они «в направлении на северо-восток ясно увидели контуры четырех столовых гор, которые на востоке соединились с низменной землей. Таким образом, сообщение Санникова подтвердилось полностью». В 1893 г. он опять увидел эти контуры. Но между ним и землей лежала вода, и тогда решено было отправиться туда на судне.

При поддержке Менделеева, Макарова, Нансена было собрано 150 000 руб. золотом и организована Русская полярная экспедиция на шхуне «Заря» во главе с Толлем. Она должна была найти Землю Санникова, а затем по Северному морскому пути прийти во Владивосток. Шхуна вышла из Санкт Петербурга в 1901 г. и в 1902-м уже прибыла к месту предполагаемой земли. В составе экспедиции был и гидрограф, гидролог, магнитолог, гидрохимик и картограф Александр Колчак, приглашенный Толлем после прочтения научных работ Колчака о Корейском и Японском морях, которые последний исследовал.

Вскоре «Заря» была зажата льдами, и, не желая тратить время на ожидание, сам Толль на санях отправился на север в поисках земли, которую он когда-то видел. Назад он уже никогда не вернулся. Чтобы вызволить оставшихся на шхуне людей, Академия наук России обратилась к купчихе А. И. Громовой, которая имела пароход «Лена», с просьбой спасти членов экспедиции, получив взамен остатки шхуны.

Вернувшийся домой, Колчак организовал экспедицию по поиску Толля, во время которой сам чуть не погиб. «Я шел передом, увидел впереди трещину, с разбегу перепрыгнул ее. Колчак тоже разбежался и прыгнул, но попал прямо в середину трещины и скрылся под водой. Я бросился к нему, но его не было видно. Потом показалась его ветряная рубашка, я схватил его за неё и вытащил на лёд… Но это было недостаточно — под ним опять подломился лёд, и он совершенно погрузился в воду и стал тонуть. Я быстро схватил его за голову, вытащил еле живого на лёд и осторожно перенёс… к берегу. Положил на камни и стал звать Инькова, который стоит возле трещины и кричит: «Утонул, утонул!» — совершенно растерялся. Я крикнул ему: «Перестань орать, иди ко мне!». Мы сняли с Колчака сапоги и всю одежду. Потом я снял с себя егерское бельё и стал одевать на Колчака. Оказалось, он еще живой. Я закурил трубку и дал ему в рот. Он пришёл в себя. Я стал ему говорить — может, он с Иньковым вернётся назад в палатку, а я один пойду. Но он сказал: «От тебя не отстану, тоже пойду с тобой». Я пошёл по камням, были крутые подъёмы и спуски. Он совершенно согрелся и благодарил меня, сказал — «в жизни никогда этого случая не забуду», — вспоминал один из участников спасательной экспедиции.

Однако следы ушедших с Толлем так и не были обнаружены.

Последние попытки

В августе 1910 г. во Владивостоке была учреждена Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана, которой придавались ледокольные суда «Таймыр» и «Вайгач». Они сразу же включились в работу, успев за остаток лета и осень обследовать район мыса Дежнева, а затем вернулись зимовать во Владивосток.

В 1911 и 1912 гг. экспедиция под руководством офицера Бориса Вилькицкого изучала Восточно-Сибирское и Чукотское моря: «Таймыр» и «Вайгач» прошли на запад до бухты Тикси, описали Медвежьи и Новосибирские острова, часть материкового побережья. На 1913 г. стояла задача описать побережье Сибири к западу от Лены, в том числе самый тяжелый участок – таймырские берега, обогнуть мыс Челюскина и, если удастся, за одну навигацию дойти до Архангельска. В частности, планировалось также поискать легендарную Землю Санникова, про которую социолог, географ и геолог, а заодно теоретик анархического коммунизма Петр Кропоткин в «Записках революционера» писал: «Архипелаг, который должен находиться на северо-востоке от Новой Земли, так еще не найден».

И вот ранним утром 3 сентября на 78°24’ северной широты, 106°22’ восточной долготы вахтенные офицеры на обоих кораблях почти одновременно внесли в судовые журналы запись: «По носу на горизонте виднеется земля». Суда прошли вдоль берега по линии льда и нанесли видимую часть суши на карту, а следующим днем на мысе Берга был зачитан приказ начальника экспедиции об открытии новых земель и присоединении их к России. Под оружейные залпы моряки подняли на берегу Российский флаг.

17 ноября 1913 г. во владивостокской газете «Далёкая окраина» была помещена фотография личного состава экспедиции с текстом, в котором значилось, что сами участники экспедиции определили открытую ими сушу как большой остров и собирались назвать его Тайвай в честь «Таймыра» и «Вайгач». Но «Государь Император Высочайше повелеть соизволил: присвоить земле, расположенной к северу от мыса Челюскин, наименование: «Земля Императора Николая?II»; острову, лежащему к северу от того же мыса, — «Остров Цесаревича Алексея» и островку к юго-востоку от острова Беннета — «Остров Генерала Вилькицкого».

Эти названия более десяти лет были на картах России. В 1926?г. Президиум ЦИК СССP переименовал Землю Императора Николая II в Северную Землю, а остров Цесаревича Алексея – в Малый Таймыр.

Экспедиция Вилькицкого прошла вдоль восточного побережья Северной Земли, принятой за один остров, около 330 км, взяла с берега образцы горных пород, открыла небольшой остров Старокадомского (назван по фамилии врача с «Таймыра») и подошла к острову Беннета, так и не найдя Землю Санникова и вернувшись во Владивосток из-за тяжелых льдов.

Публикацией в 1926 г. своего романа «Земля Санникова» Обручев вновь возродил интерес к этой земле уже в СССР. В своем романе в одном из персонажей он вывел Александра Колчака, а отправным пунктом экспедиции, как и в случае с «Таймыром» и «Вайгачем», сделал Владивосток. В 1937 г. советский ледокол «Садко» во время своего дрейфа прошёл возле предполагаемого острова и с юга, и с востока, и с севера, — но ничего, кроме океанских льдов, не обнаружил. По просьбе Обручева в тот же район были посланы самолёты арктической авиации. Однако, несмотря на все усилия, и эти поиски дали отрицательный результат: было установлено, что Земли Санникова не существует.

По мнению ряда исследователей, Земля Санникова, как и многие арктические острова, в том числе и большая часть Новосибирских, была сложена не из скал, а из ископаемого льда (вечной мерзлоты), поверх которого был нанесен слой грунта. Со временем лед растаял, и Земля Санникова исчезла подобно некоторым другим островам —Меркурию, Диомида, Васильевскому и Семёновскому. Исследователями была обнаружена только банка, которую назвали банкой Санникова.

Юрий УФИМЦЕВ

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ