Эдуард Портнов: «Слухи могут ходить разные...»

Бывший вице-губернатор Приморья поделился важными воспоминаниями
К. Сергеев/из архива KONKURENT | «Слухи могут ходить разные...»
К. Сергеев/из архива KONKURENT
Эдуард Портнов, бывший вице-губернатор края по вопросам строительства и капитального ремонта жилья.
Родился во Владивостоке.
В 1995 г. окончил Дальневосточный государственный технический университет по специальности «технолог-конструктор».
Работал на заводе «Изумруд» и в коммерческих компаниях, занимающихся производством строительных материалов. С 2011 г. по 2013 г. — директор муниципального предприятия «Дирекция по строительству объектов Владивостокского городского округа»; с 2013 г. по май 2016 г. возглавлял коммерческое предприятие по производству стройматериалов, после чего стал вице-губернатором.
Сегодня занимается бизнесом и участвует в деятельности администрации края в качестве привлеченного эксперта.

После своего ухода из большой политики Эдуард Портнов хранил молчание. Для «К» бывший вице-губернатор сделал исключение.

— Эдуард Геннадьевич, вы курировали краевые стройки. Перед градостроительным департаментом сегодня стоит много амбициозных задач, но темпы их реализации, мягко говоря, далеки от заявленных целей. Почему?

— Для начала небольшое отступление: в моей домашней коллекции есть статистические отчеты 1912–1920 гг., где подробно описаны все народности, проживающие на территории Приморского края, численность населения, количество подворий, лошадей, орудий производства и сколько человек вообще умеют читать, писать. Исходя из этого наши деды принимали решения, связанные с развитием, например, железнодорожной инфраструктуры в Приморье и на Дальнем Востоке, сколько нужно добавить поголовья скота, какие ресурсы привлечь для реализации планов по освоению территории. Логика вообще любого управленца, который берется за свое дело, состоит из трех этапов: сбор исходных данных, анализ и принятие решения. Честно говоря, проработав во власти, я понял, что первые два звена у нас самые слабые в этом алгоритме. Его не выдерживают, как выдерживали при царе или советской власти. Получается, все стремятся сразу оказаться в плоскости принятия решения.

— Минвостокразвития поставило перед регионами задачу к 2025 г. вдвое увеличить валовой региональный продукт на Дальнем Востоке и добиться прироста населения до 6,5 млн человек. Получится ли?

— Стратегическая цель — обеспечить рост внутрирегионального продукта ДФО выше, чем у конкурентов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Но ее не достичь, если население продолжит убывать, а, по данным того же Минвостока, численность дальневосточников снижается. Пустив все на самотек, к 2025 г. мы рискуем потерять еще 500 тыс. человек. Поэтому цель номер один — обеспечение рабочей силой, инженерным и управленческим персоналом рост внутрирегионального продукта, для чего сюда должно приехать 452 тыс. человек. Это все равно что целый город, а значит, нужно построить жилье, объекты социальной инфраструктуры, и я, исходя из норм градостроительного проектирования на душу населения, взял на себя смелость подсчитать, сколько необходимо строительных усилий, финансовых вливаний в ДФО для того, чтобы эта цель была обеспечена. Я сейчас говорю только о социальной составляющей — детские сады, школы, поликлиники и т. д.

У меня получилось 113 детских садов, 150 общеобразовательных школ, 37 физкультурно-оздоровительных комплексов, 11 объектов культуры, 9 поликлиник, 4 стационара и 4 объекта скорой медицинской помощи. Очевидно, что строительство таких социальных объектов ведется с долей софинансирования, то есть какую-то часть платит город, какую-то — край, и наибольшую часть выделяют из федеральных источников по целевым программам.

— Сколько для этого нужно денег и заложены ли они в бюджетах субъектов РФ?

— По моим подсчетам, необходимо бюджетных инвестиций на сумму 130,6 млрд рублей, при условии действующих программ федеральной поддержки. В том числе 76,6 млрд в год из федерального бюджета, 52,3 мрд из средств субъектов РФ и 1,7 из муниципальных средств. Важно акцентировать внимание, что данные укрупненные расчеты применимы ко всей территории Дальнего Востока, в которой доля, приходящаяся на развитие Приморского края, может составлять 30–35% с учетом темпов роста.

— А сколько в Приморье нужно построить жилья?

— До 2025 г. необходимо построить 6,8 млн м2 жилья. То есть мы, отраслевики, должны понимать, что такие цели перед нами стоят. Я сейчас рассуждаю с точки зрения государственного подхода, ведь если побывал во власти, уже не можешь мыслить по-другому. Значит, мы должны вводить практически по 1 млн м2 в год. Сегодня, если говорить о Приморском крае, это порядка 400 тыс. квадратных метров, в 2012 г. было свыше 600 тыс. Бюджет здесь никак не участвует, только средства разных строительных компаний и структур. Я взял за основу стоимость 50 тыс. м2, подсчитал, сколько нужно инвестиций для реализации стратегии Минвостока, и получил 344 млрд рублей, которые должны быть вложены отраслевыми предприятиями в строительство жилья. Конечно, можно спорить о том, насколько это достижимо, но общий курс задан, и страна им уже идет. Создание ТОРов как раз таки и есть толчок в сторону увеличения внутрирегионального продукта.

Проблемы отраслевиков

— Что сегодня мешает отраслевикам увеличить объемы ввода жилья в Приморье, кроме экономической ситуации?

— Сложности заключаются в том, что территорий для строительства здесь в принципе немного. Если помните, в 2015 г. были поставлены на учет охранные зоны военного лесничества, и на карте Владивостока появилось достаточно большое количество ограничений для отраслевиков. Я не берусь сейчас говорить, правильно это или нет, но, по крайней мере, когда готовился генеральный план города, зоны военного лесничества накладывались на уже существующую жилую перспективную застройку. Сегодня без согласования с военными на таких участках ничего строить нельзя. Процесс это тяжелый и затяжной.

Такая работа, естественно, ведется, ее темпы на сегодняшний день я не готов комментировать, но мне тоже приходилось ее выполнять, и для некоторых отраслевых предприятий удалось получить согласование Министерства обороны. То есть уже имеется наработанный алгоритм действий, первопроходцы, теперь надо активно продолжать и лоббировать эту работу, иначе Владивостоку будет некуда развиваться.

Одна из «печалей», которую мы обсуждаем с коллегами в быту, — наступление точечной застройки на исторический центр. Но нет человека, который сказал бы: «Я главный архитектор. Я отвечаю за внешний облик города и края». Более того, ряд муниципальных образований в Приморском крае не имеют отделов по градостроительству.

— Вы говорите, что в каждом муниципальном районе должны быть люди, которые под персональную ответственность отвечали бы за то или иное решение в области градостроительства. А почему их до сих пор нет?

— Главная причина — такие специалисты отсутствуют в принципе: не «рождаются» они. Их ведь нужно воспитать, они должны окончить институт, пройти школу жизни, набраться профессионального опыта. Мы сейчас говорим про градостроительную сферу. А есть еще строительная. В свое время, когда я разобрался в сложившейся ситуации, у меня было несколько встреч в ДВФУ, Министерстве образования и Минстрое РФ по вопросам образования в строительной отрасли. Для меня стало очевидным, что данный вопрос пока не является приоритетным. А лично я считаю, что у нас нет задач важнее, чем кадровое обеспечение под масштабные планы развития страны. Но сегодня не рождаются специалисты — заказчики-застройщики, те, которые были бы законодательно, юридически, технически подкованы, могли масштабно проектировать и видели картину во всей ее полноте. Узконаправленных специальностей много, но здесь — пустота. А учитывая, что работать, полноценно отдавая, такие кадры начинают примерно в возрасте после тридцати лет, образуется огромный провал на многие годы. Более того, я не нашел плана, где было бы указано, что под определенные стратегические цели нам требуется, к примеру, 100 конструкторов, 400 заказчиков, 600 еще каких-то специалистов.

— И какой здесь может быть выход?

— Решением мог бы стать нормативный документ, где говорилось бы, что нам нужна новая специальность, которая называется «заказчик-застройщик», так как все стройки — краевые и федеральные — стоят лишь оттого, что существующая система не справляется с колоссальным объемом нормативных документов, новых юридических норм.

На девяти объектах можно поставить крест

— Вы не раз говорили, что отсутствие четкого контроля при строительстве объектов регионального значения приводит к тому, что в Приморье неэффективно распределены функции заказчика и заказчика-застройщика. В связи с чем КППК «Примкрайстрой» собирались реорганизовать, а большую часть его обязанностей передать создаваемому КГКУ «Управление капитального строительства Приморского края»…

— Существует 131-ФЗ о разграничении полномочий между субъектом РФ и муниципальными образованиями. Он был создан специально для того, чтобы стимулировать активный рост муниципальных образований, грубо говоря, чтобы муниципалитеты сами могли вести развитие своей территории. Но по итогу у нас в Приморье стоят девять объектов незаконченного строительства в области социальной сферы. На каждом из них я бывал не раз, пытался найти решение, срывался на эмоции, но в итоге понял, в чем проблема.

Попробую объяснить: федеральный бюджет закрывает 80% стоимости, например, детского садика, 20% выделяет краевой бюджет, из которых 10% инвестируют муниципалитеты. Все средства, условно говоря, складываются в один «пакет» и передаются муниципальному бюджету, который начинает новое строительство. Но тут же возникает проблема отсутствия кадров, потому что отрасль долго стояла, кто мог — умер или ушел на пенсию, а новые люди не приехали.

— Муниципалитеты не умеют тратить деньги?

— Они начинают готовить аукционы, запрашивают исходные данные, но кадров, способных все это сочленить, чтобы сделать эффективную логическую конструкцию, нет, за исключением Владивостока, Артема, Уссурийска и Находки, где работают специальные учреждения, которые занимаются такими вопросами.

— В свое время вы возглавляли Дирекцию по строительству Владивостокского городского округа — казенное учреждение, которое финансировалось за счет администрации города Владивостока, и все его сотрудники получали зарплату из казны. Считаете, это удачный опыт, достойный продолжения?

— Я считаю, необходимость создания таких учреждений колоссально высокая. Должны быть в одном месте сосредоточены люди, которые умеют добиваться целевого результата. Все, что сегодня отдается муниципальным образованиям с точки зрения «построить объект», имеет высокий риск. Еще раз повторю: на девяти объектах социального значения в Приморском крае присутствуют сложности со строительством. Это печально известная школа в Рощино, недостроенные детские сады в Лесозаводске, Спасске, Большом Камне и другие объекты, где сегодня строительство приостановлено. В свое время на Дирекцию по строительству Владивостокского городского округа были возложены функции по подготовке города к саммиту АТЭС, когда весь город был разобран в прямом смысле этого слова и выстроен заново — обновлены 113 фасадов, реконструированы 12 мест отдыха, реконструирован весь центр Владивостока, включая дорожную инфраструктуру. Все это сделано руками Дирекции в количестве сорока человек. Мы перевернули весь город. И в том числе сдали 12 объектов капитального строительства: две школы в Снеговой Пади, построили и реконструировали полтора десятка детских садов.

— Но насколько такой опыт применим к муниципалитетам?

— Я задавался вопросом: какой инструмент, какую структуру можно создать в муниципальном образовании, чтобы на ближайшую перспективу она работала хотя бы отчасти столь же эффективно. И не находил ответа. 

Потому что наши муниципалитеты в большинстве своем являются дотационными, и хорошо, если у них денег хватает нуль с нулем свести, соответственно, о создании какого-либо учреждения речи не идет.

А тот же специалист — заказчик-застройщик стоит как бриллиант — его цена на рынке труда 100–150 тыс. рублей. Тогда я пошел логическим путем и даже убедил губернатора, что нам нужно создать структуру, контролируемую администрацией Приморского края, способную вести методическую организованную работу в строительстве таких объектов. Ведь развивать нужно одновременно все районы. Пусть эта структура называется как угодно, но только гриф у нее должен быть «казенное учреждение». С ее помощью, на мой взгляд, можно будет совершить прорыв в продвижении строительства на территории Приморского края. Другого не дано. Все документы к созданию данного учреждения мною были подготовлены и подписаны губернатором, но финансирование на 2018 г. по каким-то причинам не выделено. Причины мне неизвестны.

— А почему стоит Снеговая Падь, комплекс «Д», ведь ее строило казенное предприятие, и стройка позиционировалась как государственной важности?

— Вот именно! Возвращаясь к логике наших пращуров: сначала сбор исходных данных, потом анализ и, как следствие, принятие решения. В данном случае было принято решение без какого-либо анализа. Казенное предприятие Приморского края — структура, не получающая средства из краевого бюджета на содержание. Оно было создано для осуществления функций технического заказчика для строительства краевых объектов. За участие такой структуры в коммерческом проекте АПК впрямую несет все риски за конечный результат, так как является единственным учредителем.

Директор этого предприятия назначается лично губернатором Приморского края (за последние шесть лет сменилось пять директоров), то есть директор предприятия не является хозяином коммерческой структуры Приморского края. Известный факт. Это только собственник своего предприятия способен эффективно управлять! В Приморье масса отраслевых предприятий, которые были способны построить этот район. Зачем забирать хлеб у отраслевиков, подменяя их краевой структурой, — для меня до сих пор загадка. Но решение было принято «как есть». ПКС без оборотных средств, без строительной техники, без кадровых ресурсов зашел на стройки. Выбрали деньги с людей, начали их тратить на повторное проектирование, закупили строительные материалы и оборудование на жилые дома, которые находились на строительном участке, не принадлежащем «Примкрайстрою», и т. д. По итогу — 724 человека с обманутыми ожиданиями и колоссальными потерями в личных бюджетах. В 2017 г. была проведена работа по привлечению банков к увеличению оборотных средств предприятия, в бюджете Приморского края были заложены средства на инженерную инфраструктуру.

Больной вопрос

— Значит, ваши прогнозы — ничего не сдвинется с мертвой точки, пока не изменится управленческий подход?

— Я в этом уверен и сейчас выступаю не как Ванга — «ничего не будет впереди». Нет, я сам себя постоянно подвергал анализу, ездил по России, изучал опыт других регионов. В Тамбовской области, в Хабаровском крае, в Новосибирске, где вводится по 3–5 объектов социального значения в год, созданы именно такие структуры, о которых я говорил. Мою идею поддержали в Министерстве образования и Минстрое. Вот только так — вернуть соответствующие функции муниципалитетов на краевой уровень, напитать учреждение специалистами и начинать работать. Ведь эти девять объектов были брошены не вчера, а в 2014, 2015 и 2016 годах.

Допустим, аукцион выигран в 2014 году, инфляция съела часть денег, изменились пожарные нормы, и проект нужно было переделывать еще в 2014 году. Но никто не знает как. Совершенно очевидно, что здесь необходимы профессионалы, которые имеют знания и опыт для реализации планов, в том числе сверенных с федеральным декларированием о развитии Дальнего Востока.

— Не могу не спросить вас о «Хаяттах». Достроить отели — задача действительно невыполнимая, как считают многие? И стоит ли их вообще достраивать?

— Из этических соображений я не буду отвечать на ваш вопрос, потому что сегодня есть новая власть, которая занимается этой проблемой. Мне за год, что я проработал в администрации, не удалось сдвинуть дело с мертвой точки.

Но действительно больной вопрос для меня: почему вообще администрация края строила коммерческий объект? Разве у нас не было отраслевых предприятий, инвесторов?

Они нашлись бы с первой же минуты. Надо было просто-напросто выделить строителям земельный участок, определить желаемые параметры и обеспечить контроль за сроками. Однако зачем-то «Хаятты» привязали к бюджету и начали выкачивать из него деньги, причем никто за это решение не пострадал.

— Эдуард Геннадьевич, ходят слухи, что вами интересуются правоохранительные органы. Можете ли вы это как-то прокомментировать?

— Слухи могут ходить разные. Я считаю, сегодня выбран правильный курс на наведение порядка во всех сферах бюджетного контроля над расходованием бюджетных средств. Еще не один государственный чиновник будет подвергнут анализу, и, если перейти в плоскость принятия решения, очень хотелось бы, чтобы таких проблем, как с «Хаяттами» или Снеговой Падью, комплексом «Д», больше не было никогда и ни у кого на территории России.

На столе у меня стоят бюст Сталина и бюст Дзержинского — я крайне принципиальный в таких вопросах и считаю, что работу правоохранительных органов по наведению этого порядка нужно усилить еще на 200% — для того чтобы был нормальный результат в развитии страны. Это моя позиция. А если ко мне как к чиновнику возникают какие-то вопросы, пожалуйста, задавайте их. Будет другой чиновник — задавайте вопросы ему. В данном случае я отвечаю как гражданин Родины, а не как человек, прикоснувшийся к власти. Я самодостаточен и в администрацию пошел не для того, чтобы заработать.

— Но этот год изменил вас?

— Иначе быть не может. Теперь я на многие вещи смотрю под другим углом и до сих пор эмоционально вовлечен в процесс. Я обнаружил проблематику и собрал исходные данные — проехал все объекты во всех муниципалитетах, бывал на этих стройках, неоднократно возил туда проектировщиков, советовался, а вот до принятия решения дело не дошло. И я очень надеюсь, что у меня гора с плеч упадет, если наш депутатский корпус и администрация Приморского края осознают необходимость создания учреждения, о котором я говорил. Чем быстрее его создадут, тем быстрее мы сможем идти к достижению нашей общей цели — развивать Дальний Восток.

Юлия ПИВНЕНКО

Комментарии (9)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Иван Иванович | Отправлено: 24 апреля 2018, 19:16
Апк это ад. Год это только чтобы разобраться в ситуации. Это слишком мало. Он не бог. Он делал что мог.
Я знаю | Отправлено: 24 апреля 2018, 18:40
Все правильно Портнов говорит. Не достроить эти хаятты. И остальное правильно. Готов подписаться под каждым словом. Вы побывайте там, на его месте. А потом говорите.
Аноним | Отправлено: 24 апреля 2018, 11:04
Цитата: "Я самодостаточен и в администрацию пошел не для того, чтобы заработать". Зачем тогда? Мыслить по государственному? Если самодостаточен, зачем такие интервью давать?
Папуас. | Отправлено: 24 апреля 2018, 10:20
Цитата из вышеизложенного текста: "Проехал все объекты во всех муниципалитетах, бывал на этих стройках, неоднократно возил туда проектировщиков, советовался, а вот до принятия решения дело не дошло". Предлагаю за все эти поездки, по которым не принято решение, вернуть бюджетные деньги. Государственный Вы наш.
Папуас. | Отправлено: 24 апреля 2018, 10:13
Василий Иванович, дорогой. Человек заявляет, что рассуждает в масштабах государственного подхода, так, как побывал во власти. Внимание, вопрос! Почему он с таким подходом отвергнут властью? Враги? Трамп? По моему - безответственность и безнаказанность.
Василий Иванович | Отправлено: 24 апреля 2018, 10:01
С хайяттов умыкнули миллиарды дарькинские люди, а на Портнов. Он ничего там поиметь не успел потому что учреждение создать не успел , про которое говорит.
Аноним | Отправлено: 24 апреля 2018, 09:34
Дорогой Вы мой человек! Проанализировав статистические данные, которые есть у Вас в домашней коллекции за ряд лет, предлагаю сделать следующее. Садитесь в личный автомобиль и в соответствии с правилами дорожного движения двигайтесь по городу Владивосток. Наблюдайте за застройкой города. Кто разрешил такую застройку? Враги? Интервенты? Учитывая изложенное, предлагаю бюсты со стола убрать.
Папуас | Отправлено: 24 апреля 2018, 09:21
Посмотришь на Вас - глыба человечище, но из этических соображений на вопросы не отвечаете. Опять же - бюсты - какафония какая-то.
Папуас | Отправлено: 24 апреля 2018, 09:13
Еще раз советую Вам ,как принципиальному человеку. Возьмите оба бюста, приходите вместе сними на корабельную набережную, если бюсты будут не против (у некоторых депутатов государственной думы мироточат), загляните на мыс Кунгасный. Посмотрите на оба сооружения. Бюсты, если бы они были людьми, с Вами поступили соответственно.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ