Юрий Серебряков: «Мы не хотим зависеть ни от кого»

Глава компании по продаже чистой воды о рыбьем жире, автономности и господдержке
Из личного архива героя публикации | «Мы не хотим зависеть ни от кого»
Из личного архива героя публикации

Президент компании «Славда» Юрий Серебряков рассказал поразительную историю создания предприятия и поведал о захватывающих дух перспективах.

— Юрий Михайлович, насколько известно, «Славда» — детище корпорации «Дальрыба». С чего все начиналось, откуда, в частности, взялись деньги?

— Действительно, «Славда» — это дочернее предприятие «Дальрыбы». Причиной ее создания стало то, что в 1989 году, когда через несколько лет после начала перестройки к власти пришло правительство Рыжкова и других, стали много говорить о том, что надо увеличивать производство товаров народного потребления. Мы подумали: а почему бы нам не заняться более рациональной переработкой того, что у нас в «Дальрыбе» было всегда и по-настоящему никак не использовалось. Я говорю о рыбьем жире.

Я тогда в «Дальрыбе» возглавлял службу, которая занималась переработкой всей рыбной продукции на Дальнем Востоке, и знал, что ежегодно мы добываем свыше 70 тысяч тонн рыбного жира, который затем идет только на корм скоту. Тогда как во всем мире это, надо сказать, весьма ценное органическое сырье используется прежде всего для производства пищевых масел. Причем получается отличное масло, которое ни в чем не уступает сливочному. Кстати, такое масло выпускается сегодня в Мурманске, оно называется «Арктика» и идет на стол нашему правительству.

Но в экономике у нас в те годы был явный перекос: килограмм рыбного жира стоил немногим дешевле килограмма сливочного масла. Поэтому решено было использовать рыбный жир для переработки и дальнейшего использования в качестве основы для моющих средств. У нас было желание создать такое предприятие, которое ничем не уступало бы мировым образцам.

Немалую роль сыграл и человеческий фактор. В то время начальником «Дальрыбы», а затем министром рыбной промышленности СССР был Николай Исаакович Котляр, который сделал все, что от него зависело, для продвижения этого проекта.

«Дальрыба» получила по решению правительства $6 миллионов, было дано согласие профинансировать авансовую часть контракта на поставку оборудования для комбината моющих средств. Так появилась «Славда».

— Что означает «Славда»?

— «Славяне — дальневосточники». Вариантов и предложений было очень много, но все не подходили. В общем-то название родилось случайно. Сидели мы как-то с югославскими партнерами в ресторане, и моему заместителю и другу Владимиру Васильевичу Прохоренко вдруг пришла в голову эта идея. Югославы, как известно, это самые западные славяне, а мы — самые восточные. Так и появилось емкое и, как мне кажется, красивое название. Стрела была выпущена.

Нас сразу же направили на государственную экспертизу, которая подтвердила исключительную важность нашего предприятия для государства. Было установлено, что при выходе на проектную мощность мы закрываем до 40% потребности всей страны в моющих средствах. Должен сказать, это было беспрецедентное событие. Как правило, такую экспертизу проходят предприятия-гиганты вроде автомобильных заводов. У нас же производство небольшое. Впрочем, значение имеем огромное: норма потребления моющих средств на душу населения сегодня в мире составляет 15—20 килограммов в год, а в России — 2—4 килограмма. В результате по количеству заболеваний педикулезом мы сегодня сравнялись с африканскими странами. Вшивость стала нормой жизни. А все потому, что нет дешевых и доступных всем моющих средств. Полки забиты импортными шампунями, но это в основном для богатых.

— Почему «Славда» занялась выпуском минеральной воды?

— После прохождения госэкспертизы вышло постановление правительства, подписанное Черномырдиным, в котором говорилось о необходимости государственного финансирования нашего предприятия. И оно ведется, хотя на деле мы получаем не более 10% того, что нам выделяется. Поэтому, чтобы изыскать необходимые средства, мы решили создать предприятие, которое позволит быстро заработать необходимые деньги и станет постоянным источником финансирования нашей основной стройки. Ведь во всем мире по пять—шесть лет заводы не возводят. Даже автогигант вам в любой другой стране мира сделают максимум за три года. Больше времени просто никто не даст. Деньги ведь должны работать, крутиться.

Мы открыли сначала один завод в Шмаковке, теперь рядом строится другой, помощнее, на тысячу тонн воды в сутки. Запускается линия во Владивостоке.

— Мне поневоле вспоминается «Золотой теленок» Ильфа и Петрова. Эпизод, когда подпольный советский миллионер Корейко помогал строить электростанцию в маленькой южной республике. Увидев, что производству не хватает денег, он предложил создать при стройке маленькое, но доходное предприятие. Типографию. В результате скоро все работы на электростанции замерли, зато вовсю заработал печатный цех, выдававший портреты кинозвезд...

— Мы по этому поводу уже много раз давали объяснения. Я еще раз хочу сказать: со «Славды» ни единого рубля на заводы минеральной воды взято не было. Эти предприятия, наоборот, давали и дают нам деньги, необходимые для завершения нашего основного предприятия. Нашего комбината моющих средств.

Кроме всего прочего, мы сейчас подумываем о том, чтобы заняться еще и рыбалкой. У нас уже есть два крупнотоннажных судна. Нет, мы не собираемся добывать краба или гребешка. Основная цель вновь создаваемого подразделения — обеспечение производства необходимым сырьем, то есть рыбьим жиром.

Взят курс на полное самообеспечение. На предприятиях есть свои котельные, очистные сооружения, генераторные, скважины с минеральной водой и так далее. У нас такое производство, что даже недолгое отключение света может оказаться для него губительным. Мы не хотим зависеть ни от кого и делаем для этого все возможное.

Что касается типографии, то над этим мы уже тоже думаем! Правда, производство это предназначается в основном для собственных нужд. У нас очень большая потребность в этикетках, которая со временем будет только расти.

Завод сегодня готов на 80%. Максимум через два года мы дадим Приморскому краю 10 тысяч тонн пищевых масел и 20 тысяч тонн моющих средств, произведенных на основе рыбных жиров. В июне—июле 1997 года приступим к выпуску обычных шампуней, в которых рыбный жир не используется, а к 98-му запустим полный цикл производства по нашей собственной технологии.

— Есть ли у вас еще какие-нибудь проекты?

— Мы будем заниматься всем, что станет приносить прибыль. Но я бы хотел особо подчеркнуть, что минеральная вода по-прежнему будет оставаться одной из самых важных тем нашей работы. Я считаю, что в будущем Россия может стать ведущим мировым экспортером питьевой минеральной воды. На ее территории сосредоточено более 50% водных минеральных ресурсов, пригодных для питья. По моему мнению, питьевая вода в будущем должна стать стратегическим сырьем России. Достаточно сказать, что, к примеру, только в Японии потребление минералки за пять лет выросло в 500 раз.

Мы намерены сделать все от нас зависящее, чтобы помочь краю вновь сделать Шмаковку процветающим курортом, поднять ее до уровня мировых курортных центров. «Славда» взяла недавно на свой баланс пионерлагерь, заложили фундамент профилактория, а также заканчиваем там строительство ресторана и дискотеки для молодежи.

В Шмаковке сейчас огромное количество незанятых рабочих рук, а в недалеком будущем мы собираемся создавать мини-предприятия по переработке молока и мяса. Есть у нас там свой совхоз.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ