Николай Садомский: «Не могу понять, что такое человек элиты»

Директор приморского филиала банка о своем пути от дворника из неграмотной семьи
Из личного архива героя публикации | «Не могу понять, что такое человек элиты»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Садомский Николай Григорьевич, 46 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: г. Куйбышев (Самара).
ОБРАЗОВАНИЕ: Куйбышевский плановый институт, специальность «экономика и планирование материальнотехнического снабжения» (1975).
КАРЬЕРА: окончив институт, работал вначале инженером-экономистом, затем начальником планового отдела в комбинате строительных материалов треста «Примводстрой» (Уссурийск). После службы в армии — заведующий отделом комсомольских организаций Михайловского райкома ВЛСКМ, старший экономист в Михайловском районном управлении «Сельхозтехника», председатель плановой комиссии Михайловского райисполкома.
Начальник планово-экономического отдела в управлении «Дальметаллосбыта» (1982), заместитель начальника управления (1983). Заведующим финансовым отделом Фрунзенского райисполкома (1984). Заведующий финансовым отделом Владивостокского горисполкома (1986). Начальник финансового управления администрации Приморского края (1990—1993). Начальник управления Федерального казначейства Минфина РФ по Приморскому краю (1993—1995). Первый вице-губернатор Приморского края (1995—1998). С декабря 1998 г. — директор Приморского регионального филиала банка СБС АГРО.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, трое детей.

Его жизнь являет собой пример воплощения американской мечты: простой гражданин смог достичь неимоверных высот в жизни. Ведь, несмотря на декларируемое «кто был ничем, тот станет всем», чтобы стать «генералом» в стране Советов, нужно было родиться в семье генерала. Но первая запись в трудовой книжке Садомского — «дворник».

Карьера гладкая и без срывов

— Читая о Садомском в сборнике «Кто есть кто в Приморском крае» (1993), понимаешь, что его карьера развивалась гладко, без срывов.

— Я думаю, все в моей жизни складывалось самым естественным образом.

Вопервых, мне всегда везло с теми, кто занимал различные управленческие посты. Другое достояние минувших лет — накопленный опыт публичной деятельности: работая в районных и городских финотделах, я участвовал в составлении и исполнении бюджета и представлял его на суд депутатов. Многолетняя практика общения с людьми, руководителями разной степени подготовленности в экономических вопросах, позволила мне выработать умение отстаивать свою точку зрения, аргументировать и убеждать.

Действительно, более трех лет на одном месте я не задерживался. Но уходил именно «переводом». Так было вплоть до последнего момента, когда я ушел из краевой администрации по собственному желанию. Это произошло впервые в моей судьбе...

Вероятно, так выглядит со стороны — карьера без остановок и срывов. На самом деле работы всегда было много. Или это я находил ее в избытке?

— Причисляете себя к финансовой элите?

— Слишком круто сказано. Я не могу понять, что такое человек элиты, тем более элиты финансовой, как его оценить — либо по количеству денег на счете, либо по уровню развития личности... Я просто кое-что знаю об экономике — откуда возникают те ли иные финансовые потоки, каким образом рождаются бюджеты.

— Став преуспевающим, вы стали воспринимать жизнь иначе?

— Я не считаю себя таковым, потому что до недавнего времени был чиновником и получал соответствующую зарплату — может быть, выше, чем у тех, кто работал в коммерческих организациях, но не скажу, что она была большой.

Если вы спрашиваете о некой эволюции жизненных взглядов, то, несомненно, став человеком, который понимает, какие процессы происходят в крае, я действительно воспринимаю жизнь иначе, чем рядовой житель.

— Что открывает дорогу «наверх»: интеллект, профессионализм, целеустремленность или, может быть, стечение обстоятельств?

— Без интеллекта, необходимых знаний и упорного труда невозможна успешная деятельность в любой сфере.

Деньги большие и малые

— В начале 90-х самые большие деньги делали на перераспределении бывшей государственной собственности и банковских операциях?

— Наибольшие деньги люди сделали в период ваучерной приватизации. Когда ваучер номиналом 10 тысяч рублей продавался на улице Фокина по 2,5—3 тысячи. Когда домохозяйки, не имеющие возможности существовать, продавали ваучеры практически за бесценок. В то время — либерализация, гайдаровское повышение цен — предприимчивые люди ловили момент: из одного ваучера за полугода «делали» 120—200 тысяч рублей и больше. В руках умных людей эти, казалось бы, пустые бумажки превращались в звонкую монету. Тогдато и произошел первый передел собственности.

Что касается собственно банковских операций, то в этой сфере «сыграть по крупному» было трудно. Банки всегда имели свою маржу в размере 3—5%, не более.

Политика близкая и далекая

— Несмотря на то, что вы долгое время являлись одним из самых влиятельных чиновников «Белого дома», политические противники краевой власти относятся к вам с почтением.

— Не знаю, какие чувства питает ко мне оппозиция... Какую бы должность я ни занимал, старался выполнять толь ко должностные обязанности. Конечно, не всегда получалось быть вне политики — ко мне приходили и представители шахтеров, и врачи, месяцами не получавшие зарплату. Но в каждом случае удавалось находить взаимопонимание.

На различных совещаниях приходилось много спорить с бывшим мэром Черепковым. Я объяснял на цифрах, что Владивосток — город-донор, и ни о каких трансфертах разговоров быть не может.

— Как известно, привычка — вторая натура. Не ощущаете ли вы психологического дискомфорта, обычно связанного с такими крупными переменами в жизни, как смена папки чиновника на портфель банкира?

— Я по знаку зодиака Стрелец. А Стрельцы очень подвижные натуры. Мое счастье — находиться в постоянном движении, поэтому я никакого дискомфорта не ощущаю. Конечно, это крупная перемена в жизни, но я всегда мечтал быть банкиром.

Бизнес истинный и честный

— Каким вам представляется истинный бизнес?

— В моем понимании истинный бизнес — это когда много хороших и дешевых товаров, доступных для населения.

— А есть ли у нас честный бизнес?

— Увиденное мною за многие годы работы все меньше и меньше оставляет надежд на то, что есть абсолютно честный бизнес. Все равно предпринимателям приходится выживать, идя на сделки с совестью, на нарушения закона, потому что существующее сегодня налоговое бремя непосильно. Если все налоги честно платить, то никакой бизнес развиваться не сможет.

Я ни в коей мере не защищаю тех, кто не платит налоги. Но какая-то сбалансированность между потребностями бюджета и возможностями предпринимателей должна быть.

— На вопрос социологов: «Что важнее для того, чтобы успешно начать свой бизнес — интеллект, деньги, связи?» большинство опрошенных русских молодых бизнесменов ответили: «Связи». А что бы вы поставили на первое место?

— Я думаю, что совокупность всех трех условий необходима для того, что бы успешно строить бизнес. Но даже двух первых вполне достаточно. А если есть еще и третий, то бизнес может быть более успешным.

Детство непростое, босоногое

— Психологи считают, что высоты, которых человек достигает, во многом предопределяются влиянием, оказываемым на него в детстве родителями. Выходцем из какой семьи вы являетесь?

— Нас в семье было семеро, жили мы очень бедно. Родители были дворниками, совсем неграмотные люди — читали по складам, мама даже не умела расписываться, отец с большим трудом писал письма родственникам. Получив паспорт в 16 лет, я сразу пошел в домоуправление и устроился дворником.

Жили в Самаре. Сколько себя помню, мы постоянно убирали снег, жгли костры из мусора. Детство было не из простых. Все лето мы бегали босиком. А родители делали все возможное, чтобы нас попросту накормить. Одеты мы были хуже всех во дворе. Но ущербными себя не чувствовали: бегали ватагами, гоняли мяч, с дворовыми пацанами я лазал по садам и иногда «заимствовал» зеленые яблоки, как всякий мальчишка из рабочей самарской семьи.

Когда приехал на Дальний Восток в 75-м, не имел ни связей, ни знакомых — все, что произошло в моей жизни здесь, случалось как бы само по себе, но достигалось трудом.

— Кто в вашей семье занимается воспитанием детей? Насколько существенно для вас, какое образование получат дети?

— Детей в большей степени воспитывает супруга. Старший сын служит в армии. Дочь учится в финансовой академии при правительстве РФ. С нами сейчас младший сын Женя, ему 13.

Старший, прежде чем уйти служить, окончил три курса юрфака в ДВГУ, вернется — продолжит учебу. Дочка учится на банкира. Куда пой дет младший, пока не знаю. В данный момент учится в школе с английским уклоном, в летние каникулы мы, по возможности, отправляем его на курсы повышения знаний в США.

Вещи приятные и функциональные

— Какой марки ваши наручные часы?

— Сейчас ношу швейцарские Raymond Weil. Меня устраивают. Да и сумму выложил немалую.

— Любите дорогие вещи?

— Для меня они по-своему приятны, но не играют роль внешних эффектов. Мне нравятся вещи не столько дорогие, сколько очень функциональные. Почему, скажем, в Приморье ездят, как правило, на джипах? Не потому, что здесь много так называемых «крутых», а потому, что для местного климата и природного ландшафта подходят автомобили только повышенной проходимости.

— У вас есть особые литературные, музыкальные пристрастия?

— На чтение по-серьезному времени не хватает. Поэтому я больше слушаю музыку, смотрю телевизионные новости, экономические обзоры. В последний раз прочитал, если память не изменяет, «Аз есмь инквизитор» Сергея Норки. Автор фантасмагорично, за три—четыре года до прихода к власти Горбачева, предсказал «один в один», как это все произойдет — «перестройка» и так далее.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ