Виктор Поздняков: «Я еще что-то должен родной земле»

Руководитель строительной фирмы о семейном бизнесе, творческих финансистах и сибирских корнях
Из личного архива героя публикации | «Я еще что-то должен родной земле»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Поздняков Виктор Никитович, 56 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: деревня Машино, Омская область.
ОБРАЗОВАНИЕ: Киевское высшее военное инженерное училище связи, курсы военной контрразведки, высшие курсы подготовки руководящего состава КГБ.
КАРЬЕРА: с 1972 по 1976 г. прошел путь от дежурного по дальней связи до главного инженера телефонного центра штаба ТОФ, с 1976 по 1991 г. — оперативная работа в контрразведке ТОФ, затем руководитель одного из подразделений главного аппарата контрразведки ТОФ. В настоящее время генеральный директор строительной компании «Эскадра2».
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, двое сыновей, трое внуков.

Представители самых разных профессий составили предпринимательское сословие новой России. Генеральный директор строительной фирмы «Эскадра-2» Виктор Поздняков, бывший сотрудник КГБ, считает, что чекистское прошлое теперь здорово помогает ему в управлении компанией.

«Руководство предприятием сродни оперативной, да и руководящей работе в ФСБ — это же в первую очередь работа с людьми. Нам нельзя было ошибаться в людях, каждая промашка могла стоить слишком дорого, поэтому чутье, умение разбираться в человеческих характерах и душах выработалось на уровне интуиции».

Виктор Никитович производит впечатление человека мягкого и очень доброжелательного. В беседе с ним чувствуешь себя комфортно и расслабленно и не придаешь особого значения внимательному прищуру глаз. Поэтому смысл сказанных с тихой улыбкой слов доходит не сразу: «Больше всего не переношу необязательность и неправду, просто не могу общаться с таким человеком». Расслабленность улетучивается, и вспоминаешь, что перед тобой человек с многолетним опытом «оперативной работы» — в горячих точках мира, на кораблях спецназа, в загранпоходах, в боевых условиях.

У Позднякова биография богатая: он и в больнице работал (даже ассистировал на операциях), и школьным учителем был, и военным связистом, и сотрудником КГБ, и банкиром, и теперь вот строит дома. Кроме того, имеет несколько образований: техническое, юридическое, политологическое, высшее военное. Теперь он может спокойно пожинать плоды — сыновей вырастил двоих — таких, что можно гордиться, долг родине отдал сполна — 15 годами безупречной службы в органах госбезопасности, и дом построил, да не один. Ныне он с энтузиазмом грызет гранит строительной науки.

Его университеты

Поздняков из коренных сибиряков. Маленькая деревенька, где он родился в послевоенном 46-м, затеряна в сибирской глуши, в трехстах километрах от Омска. Когда-то его предок, донской казак Чалов, встретил здесь и полюбил красавицу-полячку Чернолевскую — оба были сосланы в Сибирь за участие в каких-то смутах. От этого брака и пошел сибирский род Поздняковых. Виктор всегда хотел быть офицером. После школы собрался в училище, но что-то в военкомате не успели оформить, поэтому подался в Томский политехнический.

Поступил легко, благо по математике и физике он выигрывал все школьные олимпиады, однако проучился недолго — не понравилось. Припрятав мечту о военной карьере на дно души, пошел преподавать математику в сельскую школу. Но мечта бунтовала, и через несколько лет, несмотря на огромный конкурс, поступил в Киевское училище связи. А при распределении выбрал Тихоокеанский флот. 30 лет назад свежеиспеченный лейтенант Виктор Поздняков ступил на землю далекого портового города — с женой, годовалым сыном и двумя чемоданами. Военную карьеру делал стремительно. Вскоре уже был старшим инженером штабного телефонного центра. А в 1976 г., получив предложение перейти в систему КГБ, начал карьеру заново — с оперативной работы. Очередным «заданием» чекиста Позднякова стала четырехгодичная загранкомандировка в один из неспокойных районов мира.

«Мы не имели права вмешиваться в боевые действия, но ситуации, когда нашим ребятам перешибало ноги пулеметной очередью, были. Меня Бог миловал — напрямую под выстрелы не попадал, но опасность такая присутствовала всегда».

Параллельно службе учился на высших курсах контрразведчиков и руководящего состава КГБ. Чекистов вообще много и хорошо учат. Поэтому после ухода в запас в 1991-м Поздняков мог легко переквалифицироваться в кого угодно, даже... в банкира. Что он и сделал. Это была его очередная стремительная карьера — от начальника службы безопасности до заместителя директора владивостокского филиала столичного Кредо-банка.

«Работа в банке стала «моими университетами», теперь уже по теории и практике рынка, — изучая заявки на кредиты, общаясь с бизнесменами, знакомясь с их проблемами, я постепенно постигал явление под названием «бизнес».

Курс — на «Побережье»

— Кому и как пришла в голову идея создания строительной компании?

— Сначала ничего подобного не планировали. Началось с того, что сын Борис решил построить офисное здание на небольшом клочке земли в историческом центре города, причем «хозспособом». Сам он выступил как организатор. Привлек инвесторов, заказчиков, строителей. Дом построили по оригинальному проекту, а Борис приобрел опыт и желание заниматься этим дальше. С двумя участвовавшими в строительстве ребятами, профессиональными строителями, он зарегистрировал строительную фирму, в которой я выступил учредителем.

— Значит, у вас семейный бизнес?

— Выходит, что так. Борис — моя правая рука. Здоровый азарт молодых ребят, их готовность в чем-то рисковать и мой опыт, а также осмотрительность, видимо, неплохо дополнили друг друга. Пошли заявки на строительство, образовался круг заказчиков.

Сибирская «ностальжи»

— Что для вас интереснее — быть контрразведчиком или бизнесменом? Не пришлось ли пожертвовать любимой рабо­той ради необходимости зара­батывать деньги?

— Я никогда в своей жизни не делал деньги ради денег. На первом месте всегда был интерес, увлеченность тем или иным занятием. Вот в банке мне оказалось очень интересно, зря говорят, что финансисты — скучные люди. Это очень творческая профессия, и я по-настоящему почувствовал к ней вкус. А сейчас все больше увлекаюсь строительством, особенно теперь, когда уже есть реальные плоды.

— Вас не посещала мысль заняться политикой, стать де­путатом и лично попытаться влиять на какие-­то глобальные процессы?

— Уйти в политику почти всегда означает бросить бизнес, свое дело. У меня были подобные предложения, например, на выборах в Кировском районе мне предложили баллотироваться на пост главы администрации и готовы были содействовать, но я посчитал тогда это для себя нецелесообразным.

— Разве не хотелось, чтобы во власти были люди, защища­ющие интересы таких, как вы, предпринимателей? Ведь про­блем-­то много?

— Не секрет, что в основном ни одного разрешения, ни одной лицензии, ни одной нужной бумажки невозможно получить без того, чтобы не дать чиновнику взятку. Это явление — одно из главных зол на пути развития предпринимательства. Есть, конечно, и масса других препятствий.

— Нравится ли вам город, в стро­ительстве которо­го вы непосред­ственно участвуе­те?

— Ничего нового не скажу, кроме того, что Владивосток — город контрастов. Природных, погодных, архитектурных, социальных. Также и отношение к этому городу у меня неоднозначное, противоречивое. Здесь прошла моя жизнь, я состоялся как личность и профессионал, здесь выросли дети, для которых Владивосток стал родным.

И вместе с тем любовь к Сибири всегда жила и живет в моем сердце. Скучаю по настоящему сибирскому характеру. Пусть сибиряки немногословны, пусть грубоваты, но слово свое держать умеют — если что-то ими сказано, значит, будет сделано. Меня по-прежнему тянет туда, где я вырос, где бегал босиком. И все время кажется, что я еще что-то должен родной земле, что успокоюсь, только когда вернусь туда совсем.

БЛИЦ

— Как любите проводить сво­бодное время?

— Когда-то увлекался охотой, но потом стало жалко убивать. Хотя на природе бывать очень люблю. И еще много читаю.

— Что именно?

— Историческую литературу, политические романы, книги из области непознанного.

— Судя по первой профессии, вы должны быть атеистом.

— В последнее время много читаю по истории религий и все больше склоняюсь к тому, чтобы признать существование, скажем так, вселенского разума.

— Любимый алкогольный на­питок?

— На первом месте, безусловно, стопочка-другая настоящего сибирского самогончика — под соленые грузди, да с картошечкой, да после баньки! Сказка!

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ