Владимир Петраков: «Давно пора перестать делать из меня уголовника»

Крупный приморский бизнесмен о качествах настоящего бизнесмена, пошлом пафосе и политике
Из личного архива героя публикации | «Давно пора перестать делать из меня уголовника»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Петраков Владимир Маркович, 38 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: г. Камень-на-Оби, Алтайский край.
ОБРАЗОВАНИЕ: сельскохозяйственный техникум (зоотехник), Хабаровский институт физкультуры (тренер-преподаватель), окончил заочно.
КАРЬЕРА: разнорабочий на заводе в родном городе. Служба в рядах ВМФ. Составитель поездов на владивостокской ТЭЦ-2. Тренер по боксу во Владивостокском индустриально-педагогическом техникуме. Совладелец кооператива «88» (1988 г.). С 1993 г. — владелец компании холдингового типа «Аквалайн».
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, на воспитании четверо детей.
АВТОМОБИЛЬ: Land Cruiser100.

Петраков человек известный, хотя о нем ходит больше слухов, чем достоверной информации. Мы решили познакомить читателей «К» с персоной Владимира Марковича после того, как на очередном заседании конгресса промышленников и предпринимателей «Приморье» увидели его среди руководителей крупнейших предприятий края.

Намереваясь побеседовать с Петраковым, сделали телефонный звонок скорее для проформы. Наверняка, думали, откажет. Люди его круга неохотно идут на контакт с прессой, что, в общем, понятно. Но Петраков легко согласился встретиться с журналистом.

Общественный деятель

— Владимир Маркович, принимая во внимание род ваших занятий, что вас привело на заседание конгресса промышленников и предпринимателей «Приморье»? Что у вас общего с представителями промышленной элиты края?

— Понимаю, к чему вы клоните. Начну, пожалуй, с того, что сразу расставлю все точки над i. Петраков — не бандит, Петраков делает честный бизнес. И уже давно пора перестать делать из меня уголовника. Не уголовник я и никогда им не был. Я — спортсмен. Да, действительно, был один прецедент, когда меня пытались посадить по нелепому обвинению в хранении холодного оружия (самурайского меча), но ничего у этих господ не получилось.

Что касается моей деятельности в конгрессе. Мне близки взгляды тех людей, что вошли в состав этого общественного объединения. Не последнюю роль здесь играет и личная симпатия к некоторым из них. И я вошел в состав конгресса не вчера. Присматривался к нему еще с 1993 года, а с 96-го состою в нем официально и принимаю в его работе самое деятельное участие.

— Нельзя ли поподробнее?

— Все люди прежде всего являются людьми, а уж потом директорами, генералами, чиновниками. У всех людей рано или поздно возникают какие-либо проблемы. В том числе и у меня. Поэтому мы находим наше общение весьма взаимовыгодным и полезным. Наш союз, если можно так выразиться, позволяет решать проблемы общие и сугубо индивидуальные.

— Как ни крути, а конгресс промышленников и предпринимателей «Приморье» помимо экономических ставит перед собой и политические цели. Вам хотелось попробовать силы во власти?

— Нет уж, увольте. В политику я не играю. Мне просто хочется жить по чести и уму, а в этом объединении, как я уже говорил выше, как раз и собрались люди, для которых эти понятия являются, ну если не святыми, то уж основополагающими точно. Поэтомуто я и состою в попечительских советах некоторых благотворительных фондов, в частности Приморского краевого благотворительного фонда «Участие».

— Как известно, фонд «Участие» помогает вполне определенным людям...

— Да, я знаю, кому адресована его помощь. Но хочу заметить, что я никогда не помогал материально представителям чисто криминальных кругов. Ни деньгами, ни чем другим. Было у меня другое. Когда я был арестован по обвинению в незаконном хранении холодного оружия, мне пришлось провести несколько месяцев в следственном изоляторе. Это нечто ужасное, не поддающееся описанию! Я был так поражен, что, выйдя из этих казематов, распорядился капитально отремонтировать одну камеру, поставить там электробытовую технику. Пусть люди, если даже они и виноваты, находятся там в человеческих условиях.

— Как вы относитесь к последним событиям в общественно-политической жизни Владивостока?

— Президентский указ об отставке Черепкова я рассматриваю как вполне законный и закономерный. Когда-то этот воинствующий произвол должен был быть закончен. И я уверен, что с Юрием Копыловым, которого губернатор назначил на пост исполняющего обязанности мэра, можно и нужно работать. Он опытный управленец.

А с Виктором Ивановичем Черепковым я встретился непосредственно в тот день, когда он прилетел во Владивосток для возвращения на пост градоначальника. И я прямо скажу: именно он был инициатором нашей встречи, а меня о ней попросили из Москвы. Я согласился. Мы несколько часов беседовали, катаясь в лифте мэрии. Я так и не понял, чего от меня хотел Черепков. Он пытался узнать «чей я», но я ему прямо сказал: я ничей, я сам за себя.

Я считаю, и это не только мое мнение, что с Черепковым сотрудничать невозможно. Он ненормален. Вы только посмотрите, до чего он довел наш город, а ведь это и его город тоже! Мы ведь пытались найти с ним точки соприкосновения, но не смогли. Как вы знаете, члены конгресса входили с экономический совет при мэре Владивостока, но, кроме пустой болтовни, это больше ни к чему не привело. К сожалению.

— А если бы вы стали мэром, как повели бы дела?

— Ну, это если только гипотетически предположить... Наверное, я бы прислушивался к мнениям опытных и знающих людей. И только с учетом их позиции принимал бы те или иные решения. Известные промышленники и предприниматели ведь знают дело, грех игнорировать их многолетний опыт.

К великому сожалению, все эти опытные и знающие люди сегодня разобщены. Зачастую они идут на поводу собственных амбиций, в ущерб общему делу. А надо бы работать сообща. Вспомните высказывания Ленина. Он говорил о том, что сила партии в ее единстве, в монолите ее рядов. А сей час что мы видим? Разобщенность.

— Сегодня модно говорить о «еврейском вопросе». Вы любите евреев?

— Что значит, люблю или не люблю? Я, без сомнения, считаю, что евреи — интеллектуальный и великий народ, внесший в историю России огромный, неоценимый вклад.

Удачливый бизнесмен

— Один известный приморский политик любит в своих интервью подчеркнуть то обстоятельство, что он еще в отрочестве заработал свои первые деньги. А когда вы впервые получили первый трудовой рубль?

— В 12 лет. Мой отец умер, когда мне было три года, и матери-колхознице было очень тяжело воспитывать четверых детей. Поэтому неудивительно, что в 12 лет я начал работать на заводе в моем родном городе разнорабочим. Собирал металлическую стружку, словом, был на подхвате.

— Много зарабатывали?

— За лето удавалось накопить на покупку школьных принадлежностей и формы. Так что я был, можно сказать, на полном самообеспечении.

— Затем, конечно, служба в армии.

— На флоте, но до этого — сельскохозяйственный техникум, по окончании которого я получил специальность зоотехника.

— Вас тянуло к сельскому хозяйству?

— Просто-напросто на институт у нас не было денег, и поэтому старшая сестра приняла решение отправить меня в единственный в нашем городке техникум. Тогда, надо сказать, техническое образование было весьма престижным.

— И что же, сразу из зоотехника получился преуспевающий бизнесмен?

— После «дембеля» я остался во Владивостоке, устроился работать на ТЭЦ-2 составителем поездов. Параллельно преподавал в индустриально-педагогическом техникуме. Зарабатывал 500— 600 рублей, что по тем временам было весьма неплохо.

В общем-то мой путь в бизнес обычен. Перестройка, начало кооперативного движения. В 1988 году я вместе с друзьями создал кооператив «88», который занимался всем, чем придется. Преимущественно, конечно, торговлей. Тогда кооператив контролировал около 160 торговых точек. Это предприятие впоследствии трансформировалось в многоотраслевой холдинг. Потом были трагические события 93го. Квартиру, где я жил с супругой, взорвали. Беременная жена погибла. Мне пришлось уехать...

— И все закончилось, дело погибло?

— Когда я вернулся, оказалось, что мои «сподвижники» от меня отвернулись. Это, конечно, по сегодняшним временам совсем не удивительно, но для меня было настоящим ударом. Впрочем, предатели не рассчитали главного, того, что у меня осталась моя голова. Вернувшись, я собрал всех своих партнеров и сказал им: я вас уважаю и буду с вами поддерживать добрососедские отношения, но бизнес с вами вести не буду.

Сегодня являюсь владельцем компании «Аквалайн», которая объединяет несколько фирм, работающих в разных направлениях. У меня и в компаниях моих друзей работают около 500 человек. Компании группируются вокруг головной фирмы, но каждая работает самостоятельно, каждый развивает свое предприятие сам. Но к нам любой может прийти, мы оценим его предложение и, возможно, окажем помощь.

— Какие качества, на ваш взгляд, должны быть присущи настоящему бизнесмену?

— Такой человек должен уметь все. А дополнить его должны его сотрудники, компаньоны. Именно тогда человек станет лидером, ему все будет по плечу. Но нужно знать, кто в трудную минуту окажет тебе поддержку. Что касается меня, то я могу решать любые возникающие передо мною проблемы.

О себе и людях

— Сегодня вы авторитетный в Приморье человек, удачливый предприниматель. Можете ли вы сказать, что сбылись все ваши мечты? Жизнь удалась?

— Пожалуй, да. Мечты сбылись, и даже больше, чем я мог ожидать. Я доволен своей жизнью, своими детьми. Я хотел-то, собственно, очень немногого. Просто быть человеком... Кажется, мне это удавалось до сих пор, будем надеяться, что удастся и в будущем.

Я люблю книги, люблю хорошо отдыхать...

— Хорошо отдыхать — это как?

— В компании, когда людям со мной интересно. Когда можно отдохнуть от дел, быть самим собой. Очень люблю совместные выезды на море. Собираю всех, беру с собой поваров из моего ресторана. Мы играем в футбол. Жаль, что это происходит крайне редко.

— Американские бизнесмены любят возводить библиотеки, университеты, оставляя тем самым о себе монументальную память в сердцах потомков. Хочется ли бизнесмену Петракову оставить после себя нечто грандиозное?

— У меня нет желания воздвигать храмы или пирамиды. Не нужно этого пошлого пафоса. Я и так достаточно помогаю людям. В конце концов, нужно трезво соизмерять желаемое с возможным. Иначе говоря, жить по средствам.

— Вы конфликтный человек?

— Пытаюсь со всеми находить компромисс. Но не сказал бы, что я человек мягкий. Я очень жесткий, но справедливый.

— Чего бы вы никогда не простили?

— Предательства. Некоторые личности, возможно, при этом будут ухмыляться, но предателей и трусов я ненавижу. Я не привык вилять хвостом. Меня предавали, я — никогда!

Впрочем, человека за его дела можно осуждать только тогда, когда ты сам безгрешен, так сказать кристально честен. Впереди кулака всегда должен быть разум, но, к великому сожалению, иногда бывает так, что не всегда удается подчиниться разуму.

— Вам 38 лет, хочется измениться, вернуться назад?

— Зачем? История должна быть такой, какая она есть, без прикрас. Пускай и я буду такой, какой есть.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ