Олег Малаховский: «Говорят, что хлеб, бензин и зрелища будут всегда пользоваться спросом»

Президент топливной компании о роскоши, стабильности и недоливе на АЗС
Из личного архива героя публикации | «Говорят, что хлеб, бензин и зрелища будут всегда пользоваться спросом»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Олег Малаховский, 35 лет. Родился во Владивостоке. Служил «срочную» в воздушно-десантных войсках. Работал водителем в «Союзпечати», через год уволился: платили всего 70 руб. Семь лет был докером, получал в порту порой в 10 раз больше прежнего. На волне кооперации пробовал себя в строительном кооперативе, потом — в коммерческом магазине. В топливный бизнес пришел случайно («один из знакомых не знал, как распорядиться цистерной с бензином, я помог продать его в розницу»).
Женат, имеет двоих детей. Отпуск обычно проводит в новогодние праздники («для работы безболезненно, потому что с началом нового года вся страна парализована»). Любит ходить под парусом («яхта — моя страсть»).

Многие читатели «К» наверняка уверены, что более прибыльного дела, чем торговля топливом, нет. Названия топливных компаний известны в Приморье не меньше, чем имена популярных радиоведущих. Но сами «бензиновые короли» следуют неписаному правилу: «солидному человеку не пристало высовываться». И с прессой они, как правило, немногословны. Зато разговорчивы на заседаниях «Нефтяного клуба», который сами в шутку называют масонской ложей. У окна обычно располагается Олег Малаховский, президент топливной компании «Сфера». Он глубокомысленно курит, и сигарета в его могучих пальцах кажется миниатюрной.

— Я не считаю себя «бензиновым королем».

— А яхта? Яркий символ благополучия.

— Не хочется говорить на эту тему. (Гасит сигарету.) Яхтинг — дорогое удовольствие. А вокруг много людей, которых чужая собственность, стоящая немалых денег, попросту раздражает. Между тем, ничего роскошного в моей яхте нет. Сделана в Польше. Класс спортивный — «Цетус». Спущена на воду 15 лет назад. Никакого красного дерева и гобеленовой обивки. В общем, минимум комфорта и максимум возможностей для аскетично настроенных яхтсменов.

— Бог с ней, с яхтой. Думаю, не только бизнесмен вашего уровня может себе ее позволить. Достаточно взглянуть в погожий денек на гладь Амурского залива. Но все же свидетельствует ли ваше увлечение о прибыльности вашего дела?

— Я не первый год в бизнесе. Но, хотя и говорят, что хлеб, бензин и зрелища будут всегда пользоваться спросом, стабильным топливный бизнес не назовешь. Хлопот в нем хватает. По большому счету сегодня это производство, требующее сил и времени.

Начиналось все гораздо проще. В начале 90-х, бывало, загнал бензовоз на «Маяк», и торгуй себе, и ничего не нужно иметь и блюсти, как сейчас: склады, слив, анализы и пробы, учет, электрооборудование станций и противопожарное хозяйство. Власти тогда были менее придирчивы к частным «топливникам». Теперь же АЗС стали объектами пристального внимания, от участкового милиционера до Черномырдина.

— Насколько криминализирован, на ваш взгляд, топливный рынок Владивостока?

— Что касается автозаправочных станций, участия криминала в них нет. Насчет оптового рынка не знаю. Мы реализуем бензин исключительно в розницу. В опт принципиально не суемся.

— Почему «Сфера» сторонится оптовых сделок?

— Главная причина в трех «К» — «Кто Кого Кинет». По этой формуле в основном и строится бизнес на оптовом рынке. Мы не раз с этим сталкивались: недобросовестные партнеры и поставщики съедали всю прибыль, их долги тянулись годами. В итоге пришли к АЗС — это более надежно и стабильно. По крайней мере, клиент на заправке не обманет.

Сегодня построение нашего предприятия больше похоже на кооператив, чем на товарищество: вместе обсуждаем наболевшие вопросы, решаем проблемы, даже распределяем зарплату. В шутку называем себя семьей. В остальных топливных компаниях, насколько я знаю, такого нет, управление в них строится по вертикали.

Какую типичную ошибку сегодня допускают компании топливные и не только? Поставив дело на ноги и получив «свободные» деньги, они активно берутся за другое бизнес-направление. В итоге их затягивает «в болото». С одной стороны, вроде бы неперспективно иметь узкоспециализированную компанию, с другой — такой компанией в любом случае лучше управлять. Если что-то не заладится, прибыль мы всегда наверстаем, свой потребитель у нас есть. Если возникнет острая необходимость, рискнем организовать крупную поставку.

— Предположим, я захотел стать хозяином «заправки» во Владивостоке.

— Иметь свою АЗС можно, почему бы и нет. Даже офис для этого не нужен. И в остальном все просто: договорился с компаниями, получаешь у них под процент топливо и продаешь потихоньку. Но тех, кто мечтает этим заняться, останавливает страх диктата. Поставщик может диктовать свои условия, а быть зависимым никто не хочет. Невозможно работать только с одним поставщиком, в определенный момент он «перестает вас любить». К тому же у владивостокских компаний давно создана своя инфраструктура: от слива до бензоколонки. И они не хотят переходить на работу с крупными оптовиками, на которых нет надежды. Да и самим оптовикам это не нужно, им выгоднее сбывать топливо тут и там, по компаниям.

По идее доставку топлива продавцам должна брать на себя компания транспортная, хранение топлива — оптовая. Но этого нет, и «Сфера» самостоятельно выполняет эти функции по системе звеньев. Раньше это назвали бы хозрасчетом.

В идеале собственная АЗС, конечно, дает возможность работать выгодно и спокойно.

— Раньше разбавляли и недоливали пиво, теперь то же самое можно услышать о топливе. Пены при этом не бывает, но процесс также незаметен постороннему глазу. Можно ли подозревать в злой корысти персонал ваших АЗС?

 — Бензин нигде не разбавляют, это глупости. Недолив, разумеется, возможен. В течение всех пяти лет, что мы работаем на рынке, за обман клиента были уволены пять операторов АЗС. Десятерых уволили за хищение топлива у самой компании. Кристально честные люди встречаются редко, так что строгий контроль необходим.

Мы спокойно реагируем на требование клиента проверить количество топлива, залитого в бак его автомобиля, ведь он вправе потребовать контрольной проверки. Поэтому наши операторы всегда имеют наготове мерные емкости. Любопытно, что предъявляют претензии чаще всего женщины: мол, вы меня не обманете, счетчик в моей машине показывает точь-в-точь, до литра. Между тем, насколько я знаю, подобной функцией — показывать «до литра» — обладает разве что бортовой компьютер современного Soarer. На женщину за рулем это замечание впечатление не производит, поэтому лучше сразу взять в руки мерное ведро.

Хочу упредить вопрос о «подстроенных» бензоколонках. Оператор внутрь колонки доступа не имеет, она опломбирована с участием сотрудника Центра стандартизации и метрологии, то есть, никто не может ее перенастроить. Недолить топливо практически нельзя. Более того, когда колонка ломается, то она, наоборот, переливает.

Даже если оператор не долил в ваш бак бензина — ну ухитрился! — он не сможет вырученные деньги положить себе в карман. Чтобы организовать этот промысел, нужен сговор между оператором, кладовщиком, водителем. Но обо всем этом автолюбитель может и не знать, для него главное — посмотреть на счетчик колонки. Многие клиенты АЗС ленятся это делать.

— Каким вы представляете сегодняшний рейтинг приморских топливных компаний?

— Мне все равно, кто в числе лидеров, а кто — аутсайдер. Я в этом смысле не честолюбив. Зато могу похвастаться тем, что «Сфера» никогда не была в должниках ни перед партнерами, ни перед государством. Впрочем, рейтинг можно начинать со второй позиции и далее, потому что далеко впереди «Приморнефтепродукт». Это империя, с которой считаются все участники топливного рынка. В каждом районе Приморья у «Приморнефтепродукта» есть база. У него четко отлажены коммуникации, имеются льготы, дотации. Он работает по федеральной лицензии, остальные компании по лицензии краевой, это о многом говорит. Бизнес «Приморнефтепродукта» стабилен при всех неурядицах. Поэтому предпринимательские структуры, даже объединясь, еще не скоро составят ощутимую конкуренцию этому бывшему госмонополисту.

— Преуспевающие люди в России служат как темой для анекдотов, так и неким мерилом жизненного благополучия, которого хотят достичь многие. Как вы считаете, дорогие аксессуары в одежде, престижная марка автомобиля, отдых за рубежом — это стремление «не ударить лицом в грязь» или необходимая составляющая в бизнесе?

— Пожалуй, то и другое. Каждый бизнесмен уделяет этому внимание исходя из того, есть ли у него «лишние» деньги и насколько специфичен круг предпринимателей, в который он вхож. Скажем, я на «Королле» ездить не буду. Для меня это несколько неприлично. У меня ведь и подчиненные, кстати, на «Краунах» разъезжают. А их начальник — на «Лэнд Крузере» 1992 года. Автомобиль старый, с четырехсоттысячным пробегом, но я не хочу с ним расставаться. Легковушки мне не по душе, я поклонник джипов. Но не навороченных, весом больше трех тонн, что у нас ездят, а полегче, но с высокими проходимыми качествами. А если откровенно, то на новый автомобиль я еще не заработал.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ