Сергей Ломаев: «Руководить надо мозгами, а не кулаками»

Глава складской рефрижераторной компании о саморазвитии, тарифах на ЖКХ и выходе из кризиса
Из личного архива героя публикации | «Руководить надо мозгами, а не кулаками»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Ломаев Сергей Александрович, 1960 г. р., директор ОАО «Дальневосточный коммерческий холодильник» (51% акций принадлежит государству), с 1998 по 2001 г. — директор КГУП «ВКХ Юга Приморья».
Место рождения: Красноярский край.
Образование: Санкт Петербургская финансовая академия.
Спортивные достижения: мастер спорта международного класса по боксу, чемпион.

Современное Приморье богато колоритными личностями. То ли климат тому причиной, то ли своеобразие общественной среды последнего десятилетия? Сергей Ломаев — типичный приморец. Крепкий во всех отношениях и независимый в суждениях, харизматичный и уверенный в себе.

— Сергей Александрович, каким образом сибиряк Ломаев оказался в Приморье и почему здесь закрепился?

— Коренного населения, как на Волге, в Приморском крае нет. Согласны? Все пришлые, в том числе и я. Жители здесь, конечно, отличаются от средне-российских: раньше таких называли «бунтарями». А я бы сказал, что это люди, умеющие и за себя постоять, и слово свое сказать; люди, которым обязательно нужно самостоятельно вспахать целину жизни. В столице, например, все давно устоялось, у каждого где-то сват или брат. Все ниши заняты, а чтобы кем то стать, как правило, нужно кем-то родиться. В Приморье этот «родовой фактор» не столь важен.

Я приехал во Владивосток в 1984 году, что называется, по спортивной линии и с тех пор прошел здесь все ступени жизненного роста. Тренировал, был простым рыбообработчиком, работал в райкоме партии, наконец, руководил одним из крупнейших жизнеобеспечивающих предприятий края — «ВКХ Юга Приморья».

Сегодня я без ложной скромности могу себя назвать состоявшимся руководителем, администратором. Мне без разницы, каким предприятием руководить, лишь бы оно было производственным.

— Вы достигли определенных вершин в советском спорте. Не хотите вспомнить самые яркие эпизоды?

— Свою спортивную жизнь, прошедшую на западе Советского Союза, я посвятил обществу «Трудовые резервы». Тогда вся страна была в спортобществах: «Динамо», ЦСКА, «Труд» и прочие. Я выигрывал первенство России, на Европе был пятым. Но сейчас нет желания хвалиться былыми заслугами.

Наша жизнь — это вечная борьба и непрерывное самоопределение. Люди, которые в спорте стремились чего-то добиваться, и в «гражданской» жизни идут к своим вершинам. Вот что важно. И еще следующее: бокс, например, как и руководящая должность, человека развивают. Когда нормальный человек поднимается выше других в чем-либо, его самооценка меняется и он становится требовательнее к себе и снисходительнее к людям.

— По каким соображениям вы вступили в ряды КПСС?

— По идейным, совершенно искренне. В те времена индивидуалистов ведь не было, мы не разделяли себя и общество. Нам было небезразлично происходящее в государстве. А партия вносила в жизнь важнейший фактор — всеобщую дисциплину, которой так не хватает сегодня. Да вся страна отстроена на дисциплине.

— Сразу видно человека старой закалки... Может, вы против капитализма и демократии?

— Капитализм — явление неоднозначное. Если для Европы капитализм предопределен ее историей, то в России все обстояло совершенно по-другому. А США ставить нам в пример вообще не этично, я считаю. Американцы это народ без всяких корней. И без сантиментов.

Сегодня демократия кругом провозглашена, а по существу, только поменялись местами исполнительная и законодательная власти. Десятки законов написаны, но какой из них дал мне как физическому лицу передышку? Самая наболевшая тема в Приморском крае — это жилищно-коммунальное хозяйство. Ну и где хоть один закон, который защищает права простого гражданина?

— Вы почти 15 лет отработали в системе ЖКХ, знаете всю подноготную. Так вот скажите честно: реальные сегодня тарифы на Дальнем Востоке или завышенные?

— Самое смешное, что в тарифной политике у нас досконально разбираются всего несколько человек, а остальные лишь делают на этом свою политику. Я в ЖКХ съел того черта вместе с рогами и копытами и совершенно уверен: покрыть все расходы, например, энергетиков или системы водоснабжения за счет повышения цен для физических лиц просто невозможно. Но многие хотят добиться именно этого.

— Почему Владивостоку вечно не хватает воды?

— Приморский край, а в особенности его южная часть, это самый специфичный регион во всей стране в плане системы водоснабжения. Здесь так называемых подрусловых рек нет, пляшем от тайфунов: мы их и боимся, они нас и спасают. От Штыковского водохранилища, которое строилось когда-то под личным руководством товарища Косыгина — из него в основном и питается Владивосток, в краевой центр тянется 100 километров водоводов! Где еще есть подобная система? И, к слову, можно ли себе представить, чтобы рядовой потребитель «потянул» финансирование реконструкции этой махины? Да тут нужно всей страной подключаться.

Каждые 5 – 7 лет мы испытываем трудности с водоснабжением, таков природный фактор. Самый сильный кризис был в 1997 году — помните, водохранилища были до ноля высосаны, и мы чуть ли не с кружками по городу бегали вместе с работниками ГО и ЧС?

Вот тогда и встал у губернатора Евгения Наздратенко вопрос: что же делать с системой водоснабжения? Меня спросили: можешь взяться за эту гигантскую работу? Я подумал, сказал «могу» и изложил свое видение выхода из кризиса. Прежде всего, следовало все водохранилища, очистные сооружения и водоводы вплоть до границ Владивостока объединить в одних руках. Так появилось КГУП «ВКХ Юга Приморья». Кстати, и тогда я говорил, и сегодня уверен, что это предприятие должно быть даже не краевым, а федеральным. По тому что ласковый теленок двух маток сосет, как известно, а здесь именно это и нужно. Нельзя бесконечно латать тришкин кафтан стареющей системы, необходимо строить новые водоводы и разводящие системы — когда-то вся страна помогала в этом краю — и только федеральному бюджету подобное под силу.

Кроме всего прочего, в 1998 году, когда меня назначили директором «ВКХ Юга Приморья», на всех предприятиях Водоканала положение было аховое. Задолженность только по фонду заработной платы составляла 10 месяцев. Также мешали долги по налогам, не производился ремонт систем, да попросту не было реагентов, верхонок, роб, сапог... Короче, на складах крыса повесилась.

За год мы выправили ситуацию. Исчезла задолженность по зарплате. Мы понизили тариф с 2,70 до 1,79 руб. за кубометр воды...

— Зачем?

— Очень просто: надо работать с опта, а чем выше ты поднимаешь тариф, тем меньше денег собираешь. При «двух-семидесяти» мы собирали 30— 40% денег, тогда как налоги платили по полной. К 2001 году мы опустили тариф до 1,08 руб., а зарплату увеличили в среднем более чем в три раза. После же моего ухода из «ВКХ Юга Приморья» тариф в течение трех дней вырос до 3,24 руб.

Отвечая на ваш предыдущий вопрос, добавлю, что за время моей работы в период с 1998 по 2001 год проблем с подачей воды во Владивосток, Артем, Надеждинский и Шкотовский районы не было. Мои инженеры выполняли свой труд профессионально, а зачем их уволили следом за мной — это уже совершенно непонятно.

— Вас-то уволили как «человека Наздратенко», и сегодня задвижка Владивостока находится руках, надо полагать, стопроцентно лояльных краевой власти. А вы действительно «наздратенковец»?

— Я прежде всего Ломаев — по фамилии своего отца. Не думаю, что уважающий себя человек потерпит ярлык. Какие-то позиции Евгения Ивановича я разделяю, а какие-то нет, но это мое личное дело.

Нельзя жизнеобеспечивающие предприятия использовать в политических целях, нельзя! Задвижка и рубильник не должны служить средством прихода к власти или отстранения от нее, как это практикуется у нас в стране. Я же сдал предприятие с чистой совестью: налоги были выплачены полностью, как и зарплата, оборот составлял 40 млн. рублей в месяц.

Слава богу, шея у Ломаева есть, а хомут на нее всегда найдется. Сегодня в нашей стране вновь понадобились люди, которые умеют созидать, а не разрушать.

— Что представляет собой ваша новая вотчина, ОАО «Далькомхолод»?

— Это традиционное предприятие Дальнего Востока, со своей историей. В советское время оно относилось к Росмясомолторгу и специализировалось на «северном завозе». Мясо, жиры, молочная и другая продукция — все, кроме рыбы, проходившей через рыбный порт, хранилось и перегружалось здесь. Но времена изменились, теперь мы руководствуемся только требованиями рынка. Могу сказать одно: наши тарифы ниже, чем у кого-либо другого в регионе. Сейчас хладокомбинат загружен на 80%, это порядка 20 тыс. тонн, кроме того, перевалка на железнодорожном транспорте у нас составляет от 17 до 19 тыс. тонн в месяц. Грузы, следующие на Сахалин, Камчатку, в Магадан, в основном проходят через наше предприятие.

Я поставил стратегическую задачу стремиться к гарантированным суммам, то есть к бюджетным заказам. На 2003 год ОАО «Далькомхолод» включено в федеральную программу поставки рыбной продукции в центральную полосу России. Свыше двухсот тысяч тонн рыбной продукции предстоит перегрузить во Владивостоке по заказам МВД, ГУИН, вооруженных сил и правительства Москвы. Большая часть этого весьма внушительного объема придется на «Далькомхолод».

— Вы все-таки боксер, должно быть, находясь у вас в подчинении, особо не забалуешь?

— Вообще-то руководить надо мозгами, а не кулаками. Так же как и в боксе, кстати, где ты переигрываешь противника сначала головой. Руководитель должен и в юриспруденции разбираться, и в экономике, ему необходимо умение разговаривать и договариваться с самыми разными людьми. А что касается сотрудников, нужно так поставить работу на предприятии, чтобы они не усаживались директору на шею, какой бы крепкой она у него ни была, а сами добивались конечных результатов в зонах своей ответственности.

Для меня не составляет труда разобраться в финансовой, кадровой и любой другой проблеме в течение часа. Личный потенциал наработан годами.

— В чем специфика управления предприятиями типа «ВКХ Юга Приморья» или «Далькомхолод», где основное число сотрудников составляет бывший гегемон, то бишь рабочий класс?

— Специфика рабочего класса в том, если ты хоть раз кого-нибудь обманешь, то как руководитель уже не состоишься и результатов никогда не добьешься. Даже если ты перейдешь на другое предприятие, слава о тебе полетит вперед. Когда я стал директором «Далькомхолода», рабочим доложили: «Ломаев человек слова, сказал — сделал». Не стесняюсь так говорить, потому что это правда, и по-другому я просто не могу.

Наш рабочий любит, чтобы и спросили с него, но и заплатили ему за работу. Я полгода здесь руковожу, а мы уже третий месяц подряд повышаем фонд зарплаты. Замечу, заработки наших работников зависят от выработки. По-моему, это лучшее свидетельство того, что мы на правильном пути.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ