Юрий Емец: «Положив деньги в карман, обратно доставать тяжело»

Глава компании по производству алкопродукции о неблагодарной работе и дарах тайги
Из личного архива героя публикации | «Положив деньги в карман, обратно доставать тяжело»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Емец Юрий Алексеевич , 46 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: г. Уссурийск.
КАРЬЕРА: первая должность — оператор линии агрегатов на спиртоприемной базе Уссурийска (1976). В дальнейшем стал мастером, старшим технологом водочного цеха, директором винной базы. На конкурсной основе избран сначала директором Уссурийского ликероводочного завода (1989), а затем — генеральным директором ОАО «Уссурийский бальзам» (1992).
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, двое детей.

Когдато государственная структура «Примспиртагропром» объединяла четыре предприятия — Уссурийский и Владивостокский ликероводочные заводы, Седанкинский винкомбинат и Уссурийскую винбазу. Из всех выжил и процветает лишь «Уссурийский бальзам», созданный на основе Уссурийского ЛВЗ. Десять лет Юрий Емец возглавляет ОАО «Уссурийский бальзам».

— Когда предприятия получили полную самостоятельность, многие руководители восприняли ее как вседозволенность и стали путать карман возглавляемого производства и собственный. Стали работать на себя. А положив деньги в карман, обратно доставать, к примеру, на реконструкцию тяжело. Заканчивается такая политика, как правило, банкротством.

Мы же в это время и налоги платили, и в производство вкладывали. Тратились на новое оборудование, на закупку новых технологий, словом, всячески старались развиваться. Конечно, нам очень помогали — администрация края, губернатор. В особо тяжелые времена они просто спасали предприятие, и было бы стыдно нам теперь подвести этих людей.

— Ваша компания — один из крупнейших налогоплательщиков Приморья.

— В прошлом году нас по этому показателю обогнало лишь ДВМП.

— Вот-вот вступит в строй дополнительный завод. Что он будет производить?

— Уже почти достроили новый завод, до конца этого года его запустим. Кстати, строили десять лет, вложили очень много средств. Оборудованные на нем технологические линии предназначены для выпуска безалкогольной продукции, бальзамных сиропов «Гербамарин», биологически активных добавок.

Мы идем к тому, что производство биологически активных добавок и безалкогольных напитков будет основным направлением на «Уссурийском бальзаме». Газированные напитки будут производиться на основе наших целебных сиропов. Это весьма перспективная продукция, ведь она не содержит никакой химии, синтетических красителей, вредных консервантов. Зато обогащена целебными настоями таежных дикоросов и гидробионтами — препаратами из морских организмов. Большинство наших бальзамов уже зарегистрированы как БАДы (биологически активные добавки). По идее, их можно продавать в аптеках, однако очень трудно получить на это разрешение Москвы. Оттуда идет большое противодействие, что, в общем-то, понятно, ведь мы «переходим дорогу» импортным препаратам, тому же «Бальзаму Биттнера».

— Было слышно также о ваших намерениях купить Владивостокский ликеро-водочный завод. Они осуществились?

— Да, процедура банкротства прошла, торги состоялись, сейчас заканчивается оформление покупки. Ликерка обошлась нам очень дорого, еще дороже, в миллионы долларов, обойдутся реконструкция и налаживание нормального производства. Название завода останется прежним, это будет наш филиал. Хотя со временем, возможно, сюда перенесем основное производство, а филиал останется в Уссурийске.

— Страдает ли «Уссурийский бальзам» от недобросовестной конкуренции?

— У нее много проявлений. Например, порочащие нас слухи, анонимки, потоки яростной лжи. Весной мы испытали очень неприятное чувство от «проверки» со стороны городской милиции. Специальный на ряд стал наведываться ежедневно. Они заставляли разгружать с целью проверки приготовленные к отправке контейнеры, что создавало много неудобств нашим покупателям. Товар разгружали прямо на холодную землю, морозили. Тогда милиционерам предложили осуществлять проверку в процессе загрузки. Бывало так: за пять минут до окончания погрузки проверяющего отзывали по рации, потом машину при выезде останавливали и заставляли снова разгружаться, мол, «мы же не до конца про следили, кто знает, что вы туда успели положить».

— И с чьей стороны ветер дует?

— В нашей отрасли очень развился теневой бизнес, люди, которые заработали на теневом обороте десятки миллиардов рублей, просто так не отдадут свои «клондайки», идет яростное сопротивление наведению порядка в алкогольной отрасли. Это как джинн, выпущенный в свое время из бутылки. Загони его теперь обратно! Если даже федеральные органы не могут справиться с этой проблемой, что уж говорить про краевой уровень.

Я уверен, что должна быть государственная монополия на торговлю алкогольной продукцией. Одно время я пытался что-то в этом направлении делать, объяснять, доказывать, но теперь я понимаю, что это борьба с ветряными мельницами. Именно такое положение дел порождает вал поддельной продукции. Разве можно считать нормальным, что московская водка «Кристалл» на местном рынке дешевле нашей? Это значит только одно: подделка. Мы, руководители предприятий этой отрасли, хорошо знаем друг друга и знаем, какова отпускная цена той или иной водки. Сегодня на рынке доля подделок зашкаливает за 90%.

— Поговаривают, что на некоторых местных заводах по производству спиртных напитков делают «левую» водку. Возможно ли такое?

— Не буду говорить о других. Что касается нашего предприятия, то наладить здесь производство «левой» продукции невозможно. У нас несколько налоговых постов. Даже на обеденный перерыв закрываются и пломбируются цеха, пломбируются технологические линии. Работают счетчики объема и количества продукции. Ежедневная отчетность по бутылке, этикетке, пробке. Все считается, проверяется, сверяется. Учет колоссальный, в настоящее время он компьютеризируется. Много степеней защиты у самой продукции — голограммы, акцизные марки.

— Акционирование многих приморских предприятий не обошлось без известного частного инвестора Эндрю Маркуса Фокса. Не стал исключением и «Уссурийский бальзам», Фокс входит в Совет директоров этого ОАО. Как он себя зарекомендовал на этой должности?

— Никак. Все пытается про дать свой пакет акций подороже. Не однажды в критические моменты я обращался к нему и его команде с просьбой помочь, но никакого участия в судьбе завода они не принимали. У них одна цель: купить-продать.

— У вас нет намерения выкупить его пакет?

— Он хочет за него слишком много, миллионы долларов, да и обидно покупать самим себя. А всему виной эта грандиозная афера с приватизацией госсобственности, о которой так много говорил и говорит губернатор.

— А вы не боитесь, что пакет акций Фокса попадет в руки ваших конкурентов?

— Вряд ли кто сейчас решится купить эти акции, это слишком рискованно, потому что нынче, как никогда, остро стоит вопрос национализации в алкогольной промышленности.

— Вы являетесь еще и председателем думы Уссурийска. Расскажите о вашей общественной деятельности.

— Крайне неблагодарная работа и отнимает немало сил. Но нужная людям. Мне для себя уже ничего не надо, все есть. Столько лет возглавляю предприятие, производство налажено, дом мне построили, орден вот вручили «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени. Смею думать, что все это заслужил. Но хотелось бы что-то сделать для горожан, улучшить жизнь уссурийцев.

В думе я много занимаюсь экономическими проблемами. Сегодня поступления от «Уссурийского бальзама» составляют третью часть бюджета Уссурийска. И это плохо, потому что другие предприятия могут и должны давать больше, гораздо больше, чем они дают. Над этим и работаем, хотя продвигается все крайне сложно. Боремся с чиновничеством. Честно говоря, между думой и мэром Уссурийска отношения «искрят». Однако пламя стараемся не раздувать.

— Вас, наверное, часто спрашивают, какие спиртные напитки вы сами предпочитаете. Не злоупотребляете ли часом, имея столь неограниченные возможности?

— Дело в том, что я, как председатель дегустационной комиссии, вынужден каждый день участвовать в дегустации нашей продукции. Можно ли это назвать злоупотреблением? Решайте сами. А напитки мне нравятся разные, не могу что либо выделить.

Взять, к примеру, мою «однофамилицу» водку «Емец». Меня иногда упрекают, что это нескромно. Да ведь я ничего не знал, когда коллектив завода готовил ее к производству. Это они мне такой подарок к 45-летию сделали. А водка отличная получилась, одна из наших лучших технологов персонально ее курирует, ставит на ней личное клеймо.

Но не водкой единой может гордиться завод. Главное достоинство наших напитков в том, что они сделаны на основе даров Уссурийской тайги, что используются только натуральные компоненты, экстракты целебных растений.

— Идет ли ваша продукция на экспорт?

— Пока очень мало. У приезжающих сюда иностранцев наши напитки в большой чести, они ведь любят все натуральное, целебное. Но, чтобы продвигать продукцию на внешний рынок, нужны огромные вложения в маркетинг, рекламу. Мы не готовы в такому продвижению даже не столько в финансовом, сколько в интеллектуальном плане — нет обученных этому специалистов. Но, думается, у нас еще все впереди.

— Действительно, какие ваши годы!

— А годы у нас немалые! В нынешнем году исполнится ровно 105 лет с тех пор как братья Пьянковы построили под Уссурийском в районе села Долины спиртовый завод, поставили на нем французское оборудование и стали производить продукцию, которая прославилась на всю Россию. Пеньковы выращивали в окрестностях высокосортные картошку и пшеницу, занимались оленеводством (добывали оленьи панты) и коневодством. Их элитные рысаки получали медали на знаменитых нижегородских выставках.

Сам император поддерживал спиртовое производство Пеньковых и предоставил им налоговые льготы. Их продукция противостояла дешевой китайской водке, которой много тогда продавалось в Приморье и которой народ травился. Видите, как история повторяется.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ