Максим Голишев: «Сегодня надо быть святым предпринимателем»

Приморский бизнесмен о религии, войне предпринимателя и государства и новых идеях
Из личного архива героя публикации | «Сегодня надо быть святым предпринимателем»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Максим Голишев, 29 лет. Родился во Владивостоке. Окончил юридический факультет ДВГУ в 1994 г. По специальности не работал. Еще будучи студентом, занялся бизнесом («привоз и торговля японскими автомобилями»). В 1992м возглавил компанию «Сарагосса», которая сегодня объединяет несколько предприятий самостоятельных юридических лиц и занимается различными видами бизнеса, от розничной торговли до автосервиса.
Женат, двое детей. Личный автомобиль — «Тойота-Камри», ездит три года («знакомые все чаще говорят, пора, мол, подтянуться до уровня босса и пересесть на что-нибудь посолиднее»).

Он возглавляет компанию, своим названием обязанную испанской провинции и одноименному футбольному клубу. Никакой связи между приморской и испанскими «сарагоссами» нет. Разве что самого Максима Голишева можно представить в роли владельца футбольного клуба. Вполне подходящий для испанца, как говорят актеры, типаж. Худощав, энергичен, увлекаясь в разговоре, прибегает к мимике и жестам. Только его больше захватывает не турнирная таблица, а теософские труды.

— Вы человек верующий?

— Конфессионально я себя не определяю. Для меня Бог одинаков и в православии, и в исламе. Просто надо понимать законы мироздания. В этом смысле мне ближе азиатские религии. Я начал интересоваться дзен-буддизмом еще в школе, когда занимался восточными единоборствами. Тогда я спрашивал себя, почему согласно этому учению нельзя достигнуть физического совершенства, пока не достигнешь совершенства духовного? Мне тогда казалось, что это неправильно, ведь среди чемпионов монахов не встретишь. А недавно прочитал теософа Лазарева, и, представьте, нашел новое тому подтверждение, но уже относительно своего нынешнего положения: предприниматель должен быть или стараться быть... святым. Потому что он создатель того, что нужно людям.

Философский вопрос

— На рубеже 4—5 лет компании, как правило, начинает лихорадить: кадровые пасьянсы, финансовые ямы и другие кризисные напасти наваливаются одна за одной. Постигла ли эта участь «Сарагоссу»?

— Мы не стали исключением. Правда, у нас это началось чуть раньше, в трехлетнем возрасте. В то время мы стояли на перепутье и задавались почти философским вопросом: зачем мы все это делаем? Сама жизнь заставила точно и срочно определить приоритеты, от которых нельзя было в дальнейшем отступать. Первые три года своего существования любая компания незаметно для постороннего глаза находится в состоянии войны с государством. Если выдержал государственный прессинг в период становления, дальше будет легче.

Мы выдержали, сегодня «Сарагосса» — организация труда и капитала, организация работников и акционеров, где все устроено так, чтобы работники и акционеры были удовлетворены.

Два года назад мы столкнулись с неизбежным: коллектив начал дробиться. Остро встала проблема роста. Друзья-товарищи, которые начинали дело, конечно, хорошие ребята, но они, в конце концов, вырастают из своих кресел, и реплики между ними типа «ты займись тем-то» переходят во взаимные упреки. Тут и возникают ситуации, когда на месте «друга-товарища-акционера» должен появиться наемный, со светлым умом, управляющий.

— Из-за этого вы расставались с друзьями?

— Нет, до такого не доходило. Хотя расставание ради дела считаю нормальным выходом из положения.

На каком-то этапе развивать бизнес с друзьями тяжело. Мы согласились с этим и сумели понять друг друга: если ты не в состоянии «разгипнотизироваться» — выбрать между «удочкой» и «рыбой», то ни «ловца», ни «едока» без ущерба одному из этих качеств из тебя не получится. Если ты не готов профессионально заняться одним из деловых направлений, то сделай шаг назад, пропусти вперед человека со светлым умом. Другое дело — не всегда есть рядом этот «светлый» новый сотрудник, с прогрессивными взглядами, с чутьем. Но даже при определенном кадровом голоде мы знаем, как организовать в «Сарагоссе» эффективный труд.

Кровеносная система малого бизнеса

— Если не считать прибылей и реализованных проектов, то в течение пяти минувших лет мы старались следовать своим принципам. Во-первых, это максимально прозрачная бухгалтерия. Во-вторых, политика гарантий для своих инвесторов. Мы остаемся для инвесторов привлекательными, потому что не новички на рынке. Потому что за пять лет наш механизм управления финансами, имущественными отношениями, персоналом стал отлаженным.

В компании не райская обстановка, но возможность для зарабатывания серьезных денег есть. Кто может, успешно это делает.

Малая компания тем и эффективна, что в ней можно гораздо быстрее, чем в крупной, создать условия для успеха. Что я и стремлюсь в меру своих сил делать, следуя определенным принципам и создавая здесь офшорную зону для мозгов.

— У светлых голов более тонкая кожа. Они остро чувствуют и беспринципность, о которой вы упомянули, и не адекватное восприятие руководством новых идей.

— Согласен. По себе знаю, как новая идея поначалу может показаться недостойной внимания. Так, в свое время мимо меня прошел проект создания радио «ВиБиСи».

Активность автора здравой идеи подстегивает остальных — так должно быть в идеале. Команда из таких людей работает с большим КПД не только благодаря толстой финансовой почве (богатые люди, на мой взгляд, как минимум умные люди). Они, как один, согласны с тем, что сегодня святым, монахом быть нельзя. Сегодня надо быть святым предпринимателем. Ставить во главу угла моральное удовлетворение от бизнеса, а не деньги. Да, людям хочется зарабатывать больше, но огонь дровами не погасишь, и если все бросить на алтарь этого желания, а руководителю фирмы зациклиться на обеспечении этого желания, то можно неожиданно прогореть.

— «Известия» в статье о компаниях, образовавшихся в начале 90-х годов, отмечали: «...распыленность усилий, отсутствие концентрации на чем-то одном является сильнейшим фактором нестабильности, присущим большей части нового русского бизнеса». Не распыляет ли свои усилия «Сарагосса»?

— Многофункциональность нам не вредит, наоборот, прибавляет стабильности. Мы же маленькие.

По сути, я занимаюсь одним — управлением. Если нужно, для реализации нового проекта привлекаю консультантов. Объясню, почему многофункциональность нам не вредит. Допустим, у нас «умерла» розничная торговля. Капитал, привлеченный «под нее», «перетекает» в другое направление бизнеса или «откладывается» для реализации будущего проекта. Малый бизнес должен жить на проектах. Идеи, проекты — его кровеносная система, своего рода подпорки под расшатываемую обстоятельствами конструкцию: что-то трещит по швам, проваливается, и надо вовремя подставить подпорку. И так далее.

Должно быть беспрерывное рождение проектов. Стоимостью от $10 тысяч до $100 тысяч. Это по силам уверенно стоящей на ногах компании. Создать проект, оформить его, передать в надежные руки и продолжать развиваться. Правда, не всегда получается эти надежные руки найти.

Кем быть сыну бандита?

— Большинству бизнесменов приходится соприкасаться с криминалитетом. Одни вынуждены брать бандитов в долю, другие, дипломаты, ограничиваются знакомством, всячески избегая каких бы то ни было сделок с крутыми ребятами. Какой опыт в этом смысле есть у «Сарагоссы»?

— «Темное крыло» нас задело в 91-м, в первый год существования. Тогда мы были перед дилеммой — либо работать в контакте с криминалом, либо идти в цивилизованный бизнес. Выбрали второе. Несмотря на то что нам это стоило многого, мы смогли выработать свои моральные установки. В то время мы поняли, что правда всегда где-то посередине находится.

Отмахнусь от возможных обвинений в лояльности к преступному миру. Почему бизнесмены приходят к «братве»? Потому что она вооружена, кроме всего прочего, идеологией. «Понятиями» на их языке. Она — альтернатива больной власти. Каждый предприниматель понимает это, но не каждый может сам с собой разобраться и найти правду между двумя огнями — не святым государством и бандитами. Видимо, мы нашли, и сейчас недоброжелатели о нас могут лишь многозначительно спросить: «Сарагосса»? Кто такие?». Этим любопытством все и заканчивается. Мы не боимся криминала. В «общак» платить не собираемся и свое никому не отдадим.

Сегодня страшилками про авторитетов пугать некого. Нельзя назвать прозаическими бандитами неформальных лидеров. Криминал, бандиты — это те, кто живет не по закону. А мафиози давно обосновались в экономической сфере и ищут выгоду там, стремясь максимально «обелиться». Кому из них хочется, чтобы его сын пошел по отцовским стопам? Они хотят, чтобы их дети получили образование за границей, стали кем-то вроде депутатов. «Из тени — на свет». Я так называю это перевоплощение.

Возвращаясь к первому абзацу

На мой несерьезный вопрос: «Представляете ли вы себя владельцем футбольного клуба — если не «Сарагоссы», то хотя бы «Луча?», Голишев совершенно серьезно ответил: «Я получал много заманчивых предложений уйти на новое место. Но так закрепился здесь, пустил корни, что даже не представляю, где еще можно получать такое удовольствие от сделанного».

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ