Михаил Шинковский: «Будущее России в крупных, мощных и самостоятельных регионах»

Доктор политологии о Конституции, идеологии и мечтах
Из личного архива героя публикации | «Будущее России в крупных, мощных и самостоятельных регионах»
Из личного архива героя публикации
Анкета
ШИНКОВСКИЙ Михаил Юрьевич, 50 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: Баку.
ХОББИ: ротвейлер Арчибальд, история военно-морского флота.
АВТОМОБИЛЬ: "Ниссан Лаурель", 1994 г. в.

Доктор политологии, профессор, директор Института международных отношений ВГУЭС Михаил Шинковский  любит говорить. И умеет. А когда человеку есть что сказать, эти качества делают его идеальным собеседником. Именно поэтому накануне массового нашествия в Приморье высоких государственных деятелей из столицы мы и пригласили политолога Шинковского в гости.

О политике

- Михаил Юрьевич, политология - наука о политике. Но ведь политика - это искусство...

- Конечно, но существует набор совершенно четких законов, правил, которым подчиняются все политики и с помощью которых можно описать любой политический процесс. Вот я изучал становление политических режимов, и мне удалось доказать, например, что региональный политический режим - это реальность. Конституция в стране для всех одна, а режимы разные. И физиономии политической власти бывают разные. Когда мы сравниваем субъект Федерации Москву с субъектом Федерации Приморским краем, это еще легко понять, тут, безусловно, должна быть разница. А вот почему существует большая разница между Приморским и Хабаровским краями? Мне кажется, все дело в личностях местных руководителей. 

- А не кажется вам, что в Приморье просто люди особенные живут? Какие-то "сумасшедшие" личности проявляются здесь, остаются на жительство и делают в крае погоду, в том числе политическую. Да плюс еще географический фактор, который действует на этом маленьком клочке земли - полуострове под названием Владивосток, продуваемом ветрами и кипящем от страстей.

- Все кипит и ветром продувается... Приморцы - это особая генерация людей. Ведь понятия "коренной приморец" не существует. Хорошо, если 7-8% от всего населения края наберется коренных жителей. Кстати, в том числе и по этой причине приморцы по своему политическому типу отличаются от прочих россиян. Вы не местный, я - тоже, бывший губернатор Владимир Кузнецов из Москвы родом, Евгений Наздратенко родился не в Приморье, Виктор Ломакин, последний первый секретарь края, который оставил такой мощный след в истории региона, вышел из Комсомольска-на-Амуре, там сформировался... Это надо понимать, использовать, а политикам в своих прогнозах и решениях - в особенности.

- Должно быть, в Приморье очень удобно изучать политпроцессы - так быстро они здесь протекают.

- Я-то как раз пользовался не только приморскими материалами. Многие считают, что конфликт губернатора и мэра главного города субъекта Федерации - это типично приморский конфликт. Черепков и Наздратенко, теперь Дарькин и Копылов. Отнюдь!  Это типичный конфликт примерно 2/3 субъектов РФ. По той простой причине, что если из любого субъекта Федерации убрать стольный город, то что там останется? Да ничего. В Новосибирской, Свердловской, Самарской областях тоже воевали. И это естественно, потому что если держать столицу в самом крупном городе, она рано или поздно подожмет под себя слишком много. Вот Америка смогла обойтись без понятия "провинция". Какой главный город в США, не столица, а именно главный город? На этот вопрос американцы не ответят, потому что это и Чикаго, и Лос-Анджелес, и Нью-Йорк. А скажите это все при жителе Техаса, так он еще вас и застрелит, потому что он знает, что Даллас главный город, и никакой другой.

- Может быть, с целью структурировать и организовать Россию по-новому, чтобы она, наконец, начала развиваться и улучшаться, многие процессы следует запускать не из Центра, расположенного на самом деле на западной окраине, а сразу с нескольких сторон? В этом смысле путинская идея семи федеральных округов выглядит очень своевременной.

- Я долго размышлял над одной из работ Маргарет Тэтчер, где сказано, что экономически обоснованным является существование в России 15 млн человек. Вот и все. Тэтчер считает, что в нашей стране должны остаться лишь те, кто будет обслуживать транспортные артерии и работать на вредных производствах. А, например, ту же нефтедобычу иностранцы нам организуют очень даже быстро и качественно - мы это можем видеть на примере Сахалинской области.

Необходима программа развития регионов. Надо ставить этот вопрос перед президентом, хотя, конечно, как питерец он и сам многое понимает... Но программа должна определить, что регионы могут делать сами, независимо от Москвы. Объем прав регионов должен быть существенно больше, чем сейчас. Да, четкая политическая вертикаль безусловно нужна в этой стране. Москва - главный город, там президент, но и губернатор должен иметь мощнейшие права. Почему, скажем, в Татарии есть Конституция, а мы обходимся только краевым уставом?

89 субъектов Федерации - слишком большая цифра, это делает страну неуправляемой. Но почему федеральных округов семь? Экономических-то районов у нас одиннадцать. Сегодняшние границы федеральных округов удивительным образом совпадают с границами военных округов, но в деле государственного строительства необходима иная логика. Конечно, в тот момент у Путина не было времени считать, однако сегодня уже понятно, что семь - это маловато, а вот в пределах двух десятков - то, что надо России. Будущее России - в крупных, мощных и самостоятельных регионах.

- Для этого придется переписать Конституцию.

- Безусловно. Но в 1993 году основной закон приняли под конкретную фигуру Бориса Николаевича Ельцина. На сломе систем это было оправдано, но рано или поздно встанет вопрос, по меньшей мере, о серьезной модернизации Конституции, это понимают все.

- Как вы относитесь к идее переноса столицы России в Санкт-Петербург, а Дальнего Востока - во Владивосток?

- Столицы Дальнего Востока просто-напросто нет. Если говорить о том, какой город по своему экономическому, деловому, социально-политическому характеру является главным в регионе, это, безусловно, Владивосток. Но президент определил Хабаровск не столько как столицу, а скорее как место работы своего представителя. Если он переменит свое решение, это будет правильно. А на перенос столицы страны, я думаю, никто не пойдет. Ну, какие для этого есть мотивы, кроме того, что Путин родом из Петербурга?

- В пору последнего противостояния Черепкова и Наздратенко вы были дружны с первым. А как вы оцениваете этих политиков в сегодняшнее время?

- Они лишний раз дали пример, который я с охотой привожу на лекциях: в политике не бывает постоянных друзей и врагов, есть только постоянные интересы. Вот сейчас интересы привели Наздратенко и Черепкова к тому, что они заняли достаточно близкие  друг другу позиции. Если сравнивать их как политиков, а я хорошо изучил и того и другого, безусловно, Евгений Иванович Наздратенко гораздо выше и сильнее...

- Рядом с Наздратенко чувствуешь: такая мощная сила властной личности, подчеркнутая его открытым характером и помноженная на знание людей и устройства жизни на всех уровнях, делает своего обладателя совершенно неукротимым человеком. 

- Да, я вот такого даже и не ожидал... В последний период губернаторства Наздратенко я как раз заканчивал свои исследования региональных политических режимов. Я тогда сделал вывод: наш краевой лидер был не только далеко не худший, а, может быть, один из лучших. Между прочим, вы прекрасно знаете, что я могу относить себя к числу тех, кто был в оппозиции Наздратенко, можно сказать, за это в определенном плане и пострадал. Но нельзя не видеть объективного: Евгения Ивановича одолевали государственные мысли о судьбе Дальнего Востока. Именно этим он оказался неудобен Москве.

Не так давно на одном из сайтов в интернете был опубликован рейтинг губернаторов РФ. Сергей Дарькин занимает в нем 75-ю строчку. Обидно, конечно, потому что в данном случае речь идет не о людях, а о том, каким представляется Дальний Восток в Москве. Сами понимаете, что Наздратенко никто на 75-е место не поставил бы никогда, он стабильно присутствовал в первой десятке, это все знают. 

Власть должна востребовать людей, которые могут принести пользу не только ей, власти, но и обществу. Вот Черепков, будучи мэром, видел, например, во мне реальную пользу, а нынешняя краевая власть, кстати, никакой пользы во мне не предполагает. Сегодня Юрий Копылов видит меня и моих коллег у себя в команде, ставит задачи - мы, к примеру, проводим для него политические и социологические исследования. Для сегодняшних же руководителей края все это "видение" исчерпывается небольшой группой в общем-то неизвестных людей из Морского университета, которые пользуются достаточно странными методиками в определении всякого рода политических проектов, прогнозов и прочего.

О себе

- Михаил Юрьевич, каких больших целей в жизни вы хотите достичь сегодня?

- Сейчас я себя осознаю в сравнительно интересном качестве. Я хочу создать школу. Школу, которая останется:  не то чтобы после меня - поверьте, я еще поживу! - но сейчас мне хочется иметь вокруг не просто единомышленников, хочется, чтобы вокруг были и те, кто может по праву считать меня учителем. Мне интересно жить! И мне нравится жить, несмотря на то, что судьба меня била и не раз приходилось круто менять русло. Кстати говоря, я совершенно искренне в 1989 году пошел работать в краевой комитет КПСС, правда, там очень быстро пришло понимание:  эта организация движется к краху.

- Вы были убежденным коммунистом в 70-80-е годы?

- Прошу поверить мне: я не поменял своих взглядов больше чем на 10 процентов. Я был  и остаюсь, как теперь понимаю, убежденным социал-демократом. То есть я сторонник того, чтобы общество заботилось о тех, кто слаб, о тех, кто стар, о тех, кто очень молод, о тех, кто еще не получил образования. Это, правда, не означает, что общество не должно давать разворачиваться тем, кто силен, умен, здоров, амбициозен и  предприимчив. У человека жизнь одна. Хочется человеку хорошо жить здесь и сейчас. И вот с этой точки зрения я свои позиции поменял очень мало.

Мне приятно, что прошли уже годы и пыль давным-давно улеглась, и многих героев прежних боев не найдешь, даже если будешь высматривать их в телескоп. Ну а я продолжаю заниматься любимым делом.

- Ваш образ жизни образца, например, 1985 года сильно отличается от нынешнего?

- Я вынужден сказать, что отличается в очень приятную сторону. Скажем, не нужно вставать рано утром и занимать очередь за продуктами.

- А как же тотальное ощущение уверенности в завтрашнем дне, о котором, кстати, вспоминают все реже?

- Оно действительно было, но оно было весьма, м-м-м, примитивно. Такую уверенность в завтрашнем дне жалеть не стоит, это я вам, как молодому человеку, точно говорю.

- Может, уверенность в завтрашнем дне нужна человеку, чтобы оставаться уверенным в себе.

- Это правильно, но не для всех. Человек должен быть в равной степени уверен и в себе, и в своем государстве. Взаимная такая должна быть уверенность, но без иждивенческих оттенков.

Мы много говорим обо всем этом с женой, потому что мы с ней всю жизнь прожили вместе.

- Какую роль вы придаете семье в успехе человека?

- Без семьи ни мужчина, ни женщина успеха не добьются.

- Есть обратное мнение: семья расслабляет и тормозит развитие личности.

- Наверное, такая семья была у того, кого она тормозила. Нормальная семья - это всегда успех, хорошие, здоровые дети, уверенность в будущем. Понимаете, когда семья крепкая, в обществе не бывает отрицательной динамики.

Где человек является истинным, в семье или на работе? Психологи точно ответили на этот вопрос: в семье. Там человек не сдерживается. Дело в том, что в семье происходит взаимное дополнение, ведь любое развитие следует по спирали, когда проходишь от одного полюса до другого. Если мы полностью изымем семью из человеческой жизни, то превратимся в стадо хищников. Никто не будет заботиться о детях.

- И конец государству?

- Безусловно. Это понимают все. А великие государственные деятели понимают это лучше других. Не случайно, к примеру, что порядок в семье настолько важен для достижения успехов на политическом фронте в США.

- Вы довольны своей семьей?

- Я очень доволен. У меня два сына, скоро старший сам создаст семью. Так что в этом плане я совершенно уверен. Мне просто немного больше пришлось прожить, чем вам, в моей жизни были разные ситуации, и я всегда черпал силу именно в семье.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ