Евгений Наздратенко: «В новый кабинет было противно входить»

Экс-губернатор Приморья об истрепанном Охотском море, кадрах и стратегических задачах
"Конкурент" | «В новый кабинет было противно входить»
"Конкурент"

Председатель Государственного комитета РФ по рыболовству Евгений Наздратенко сегодня вызывает у приморцев не меньший интерес, чем в бытность губернатором края. Слишком неожиданным и скандальным был его уход, слишком яркая фигура Наздратенко, чтобы затеряться среди чиновничьего люда столицы. Мы встретились с Евгением Ивановичем в Москве накануне Дня рыбака. Естественно, разговор коснулся не только отрасли.     

- Евгений Иванович, вас в Москве на улице узнают?

- Везде, где бы ни появился: в театре, на предприятиях. Был я в Мурманской области, в Архангельске, в Карелии - то же самое. Стопроцентная узнаваемость утяжеляет жизнь, но люди по-доброму здороваются, улыбаются.

- Климат вам где больше подходит?

- Господи, конечно, в Приморье! Это естественно для человека, который там родился и вырос. Хотя Касьянов, вернувшись из Приморья, недоумевал: как ты жил в этой влажности?

- После отставки вы испытывали упадок сил, депрессивное  нежелание работать с прежней интенсивностью?

- Я не могу сказать, что работаю сейчас меньше, чем в Приморье.  Прихожу раньше тех, кто убирает в здании, ухожу поздно. Но мне нравится работа, я втянулся в нее.

Посмотрите вокруг: шум, стук, идет ремонт во дворе, снаружи леса стоят. Все обновляется. Это штаб отрасли, он не должен уныние навевать. Раньше, бывало, идешь по коридору - кто-то расслабленно курит, кто-то думает, что принесли ему в виде подарка. Знаете, есть выражение "он не любил брать подарки, но долго помнил тех, кто ему их не дарил"? Примерно такой настрой был в комитете, все чего-то от кого-то ждали. Это дело сейчас искореняется, уже уволены практически все замы, новые люди назначены.

- Какие ощущения возникли, когда вы пришли на новое рабочее место в первый раз?

- Грязно, занюхано! В мой кабинет входить было просто противно. Первым делом мы открыли здесь столовую и медицинский кабинет для сотрудников, оформили комнату переговоров. 

А вы знаете, что это здание имеет историческую ценность? В XVIII веке оно принадлежало княгине Голицыной, от которой перешло к дворянам Фонвизиным. Здесь находился московский центр декабристского движения, в этом кабинете собирались на совещания Муравьев, Пестель, Рылеев, Якушкин, Бестужев-Рюмин, Каховский.  Потом их повесили. В общем, бунтарского плана здание.

- Наверное, губернатором работать все-таки тяжелее.

- Ну, у меня не простая работа. Это Москва, тут свои отношения, но главное - масштаб всей страны. Нужно решать вопросы Каспия, Азовского моря, Балтики, Севера, Тихого океана. И везде возникает много проблем. Наше ведомство практически всю Россию охватывает кольцом, кроме того, это хозяйственный механизм, который находится в постоянном контакте с другими государствами.

Я провел совещания в регионах, моих заместителей не найдешь в кабинетах - все в движении, по стране ездят, встречаются с людьми. Штаб отрасли работает круглыми сутками, в субботу и воскресенье тоже. Это просто интересная работа. Я уже замучил всех.

- Похоже, здесь не привыкли к такому?

- Совершенно! Да они раньше полдесятого не приходили на работу, а к семнадцати все благополучно убегали. Диспетчерская служба, которая принимает информацию из всех портов и водных бассейнов всех океанов и морей, традиционно постоянно пьяная. На выходных же напиться - это было здесь святое дело. Так что мой режим работы многим доставил хлопот, а теперь они в основном увольняются.

- Чувствуете, что прямой ответственности в новой должности на вас лежит меньше?

- Здесь несколько другие задачи. В Приморье я думал, как пенсии выдать, зарплату бюджетникам. Теперь такое вот конкретное отодвинуто на второй план. Зато стратегическое: как наполнить бюджет Российской Федерации, как поставить рыбопродукцию на столы граждан, как изменить отношение к России в океанах, как вернуться  в те районы лова, откуда мы ушли, чтобы дать отдых нашим морям? Мы знаем, насколько истрепали Охотское море.

Вспомните, 7 лет назад я обращался с открытым письмом к президенту Ельцину: защитите Охотское море, ведь скоро там ничего не будет. Многие тогда улыбались... Вот прошли 7 лет, вот мои слова, вот море пустое - нет краба, нет минтая, вот стоят корабли. Вариант - сокращать и суда, и рыбаков. А куда их сокращать?

Помнится, на совещании в Хабаровске заместитель моего предшественника в Госкомрыболовстве говорил, что нужно большой флот резать на гвозди. И тогда восстал только я, чем возмутил господина Пуликовского. Но какая же морская держава в здравом уме будет избавляться от океанского флота в пользу прибрежного? К чему Россия идет - спустить флаги со всех больших судов? А в океан на чем ходить, на резиновой лодке что ли?

- Сложив полномочия губернатора, вы наверняка сделали немало открытий в людях, которые до того клялись в вечной преданности. Сегодня вы ощущаете похолодание в отношении к вам приморской элиты?

- Помните, Пуликовский все бегал там с такой мыслью и орал, что будет выкорчевывать дух Наздратенко? В чем же сей дух? В том, что в Приморье пенсии вовремя получали, как не многие в России, что бюджетники зарплату получали, что детей учили, школы и больницы строили, библиотеки сохранили? Может, дух Наздратенко проявлялся в том, что край поддерживал культуру и имел лучший на востоке страны театр? Может, мой дух - в сдерживании энерго- и коммунальных тарифов и в борьбе с иностранцами, грабившими наши моря? Что не нравилось этому пострадавшему от войны генералу?

Да, некоторые люди наклонили тогда немножко голову. Но потом они показали на выборах свое отношение. Пуликовский думал, что своей злостью поставит на колени приморцев. Наорет, нашумит и все испугаются. Да из него просто сделали смешного человека! Люди его слушали, руководители делали вид, что соглашаются, а на самом деле поступили по-своему.

- Константин Пуликовский заявил, что губернаторов следует назначать.  

- О том, что губернаторов нужно назначать, постоянно говорил Наздратенко. Даже когда после выборов Ельцина в 1996 году Чубайс на короткий срок был назначен руководителем администрации президента, я встречался с ним и говорил, что рано мы вводим выборы, давайте пока назначать губернаторов, потому как переходный период в стране может продолжаться 15-20 лет, потому как на выборах может выиграть и случайный человек. Меня не слушали.

- Не терпится поговорить о слухах. Ваш давний недруг и еще более давний соратник Игорь Лебединец, бывший председатель краевой думы, а ныне сотрудник комитета природных ресурсов по Приморскому краю, намеревающийся "установить контроль за вырубкой и продажей леса",  сообщил, что Госкомрыболовства скоро расформируют. Еще говорят: а) осенью вы станете членом Совета Федерации от Приморского края, б) в декабре пойдете на выборы депутатов краевой думы с намерением занять кресло ее председателя. Как вы прокомментируете эти слухи, и как идет реформа вашего ведомства в настоящее время?

- Давайте обо всем по порядку. Во-первых, Госкомрыболовства РФ не расформируют. Господин Лебединец как всегда врет, а он в этом деле большой мастер. Приморье помнит этого комичного политического деятеля местного масштаба, ведь, где бы Лебединец не работал, он проявлял свою вороватость. В газетах печаталось его личное заявление: "Да, я обворовал рыбацкий профилакторий, но прошу не судить меня в гражданском суде, а выдать товарищам на поруки". Это известный деятель, поэтому если его допустили до леса, он там наведет "порядок" в своих интересах, так сказать.

Госкомрыболовства к осени только укрепит свои позиции в силу важности отрасли для страны. Наверное, недаром за время работы здесь я уже четыре раза встречался в президентом страны? Президента очень волнует вопрос продовольственной безопасности России и позиция нашего комитета. И в правительстве настроение соответствующее.

Я по-доброму работаю с премьер-министром Михаилом Касьяновым. Касьянов прагматик, сильный экономист, а перед ним - вся страна. Ему нужно много думать о государственной стратегии. Конечно, премьер - критикуемая должность, и кто бы ее ни занял, ему достанется. Для меня же главное, что Касьянов понимает наши большие планы и замыслы: куда должен выйти океанский флот, как должна работать рыбная экономика.

Буду ли я членом Совета Федерации? Безусловно, нет. В краевую думу  тоже не собираюсь. А буду я работать здесь. И пока, считаю по оценкам президента и премьера, работается по-доброму. Никто штаб отрасли не разгонит, он будет только укреплять и повышать свой статус. Так что пускай господин Лебединец там успокоится и думает о себе, потому что он совершенно случайно попал на свою должность. Он бегал в районе Совета Федерации, кому-то в очередной раз наврал о своей героической биографии и кто-то его случайно назначил.

- А в губернаторы Приморского края через 4 года?

- Жизнь покажет. Все будет зависеть от того, как сложится ситуация в экономике страны, а также моя личная судьба. Конечно, не надо зарекаться, ведь всего полтора года назад меня избрали губернатором, и кто мог подумать, что через год мне придется менять свой статус?

Пользуясь тем, что у меня сегодня первый такой разговор с приморской газетой, я хотел бы сказать впервые слова откровения той правды, которая предшествовала моей отставке.

Почему я принял решение об отставке? Дело в том, что Пуликовский стал наговаривать на край. А так как сделать с краем и самим Наздратенко ничего не мог, то он придумал совершенно изуверский способ: начали "избивать" всех руководителей федеральных структур в Приморье. Я видел, как затевались дела против директорского корпуса Приморья. Начали практически "расстреливать" лучших людей края, цвет его, потому что Пуликовский бесился в своей злобе. Все это - вместо решения проблем тарифов, федеральных долгов.

Пуликовский посылал бесчисленные комиссии, десятки офицеров спецслужб собирал со всего Дальнего Востока. Он докладывал президенту страны о какой-то огромной коррумпированности в Приморье. Он бросался фразами о разворовывании бюджета. Вспомните его упреки, что Наздратенко раздал трансферты на зарплату врачам и учителям. А кому я еще должен был выдать? Пуликовскому, что ли? 

Прошу заметить, что во всех своих начинаниях Пуликовский прикрывался  именем президента. Президент не участвовал во всех этих глупостях, он не знал и сотую часть. 

Вот чтобы не подставлять людей "под расстрел", я решил уйти. Чтобы своей отставкой их спасти. Пуликовский потом бесновался еще, правда, недолго, все пытался с кем-то расправиться.

- Почему полпред ополчился на вас?

- Господи, да не только на меня он ополчился, он так относится и к другим губернаторам. Но! В моем случае все совпало еще и с выгодой для некоторых московских кругов, представленных теми же Гайдаром, Чубайсом. Они просто использовали Пуликовского. Ему трудно решать вопросы транспортных тарифов, энергетики - он просто в этом ничего не понимает. Человек военный, он привык только тратить народные деньги, расстреливая их в виде патронов или снарядов. А тут нужно голову забивать какими-то цифрами... Зачем, когда можно встать на трибуну с шашкой, благо страна этих шашек много надарила ему.

Обозначенным московским трудящимся был очень выгоден такой вот рупор. Пуликовский и бегал - докладывал, давал свои оценки. Скажите, как может Приморский край быть глупее Пуликовского? Избранные главы районов и городов - все глупые? Директора глупые, ученые? Целый край с блестящим интеллектом глупее, чем этот, м-м-м, довольно забавный генерал?

И все равно я считаю, что в результате он проиграл. Он проиграл в гордости, во мнении людском. Он не смог продвинуть своего кандидата на пост главы края, своим присутствием провалил его. Он достаточно повеселил народ, вот и все.

Хватит ли смелости у вашего коллектива все это напечатать? Я знаю, вы подвергались гонениям, понятно, что кое-кому мои речи  неприятны. Но очень хочется, чтобы жители Приморья узнали эти вещи.

- Правда ли, что ни кто иной как Наздратенко замыслил всю интригу прошедших выборов губернатора Приморья?

- Нет. Преувеличена моя роль в победе господина Дарькина. Я сказал несколько добрых слов в его адрес и не более того.

- Как вы считаете, сумеет ли Сергей Дарькин справиться с подготовкой Приморья к зиме?

- Знаете что - не стоит эту тему сильно драматизировать и раскручивать. Как такового "приморского энергокризиса" нет и не было. Нечто подобное касалось всей страны. 

Еще раз хочу сказать: вся проблема Дальнего Востока и Приморья в частности в совершенно непосильных энерго- и транспортных тарифах. Люди завтра не смогут платить за квартиру. Этим людям скажут: продавайте имущество и съезжайте с квартиры. Ну не горько ли всю жизнь проработать и такое услышать? Какой механизм адский мы предлагаем людям? Я же считаю, что коммуналку нужно дотировать из других отраслей.

Люди могут ворчать на тебя, но они всегда оценят твою главную позицию. И насчет главного повторю: я горжусь тем, что мы удержали киловатт-час, границу, сохранили пароходство - единственные в стране. Это просто прекрасно, и я этим горжусь, как бы ни пытались теперь все извратить.

Я желаю команде Дарькина ни в коем случае не предавать интересы Приморского края в угоду Москве. Желаю не оглядываться и не испытывать перед столичными чиновниками чувства страха, а только чувство ответственности перед приморцами.

Есть вещи, которыми нельзя поступиться. И самым главным показателем работы краевой власти через четыре года будет одна цифра - на сколько человек уменьшилось население Приморья?

- Дарькин сказал, что главная проблема администрации Приморья - кадровая.

- К моим кадрам можно по-разному относиться. Но давать оценку людям, которые работали перед тобой - это признак дурного тона. Пусть подумает, что через какое-то время его другой заменит и также будет давать оценку.

Какие проблемы с кадровым наследием Наздратенко? Заместители? Ну, выгони их, вот и все проблемы. Однако аппарат среднего звена работал и при секретаре крайкома партии, и при Луценко, и при Кузнецове. Секретарей и водителей я не менял.

В моей команде было много славных людей. Краснов прекрасный был вице-губернатор, Кузич, Чепик, Липатов. Жаль, что они сейчас не востребованы властью. А такие великолепные специалисты как Межонов, Паринова, Пикин, Ильин, работники бухгалтерии, отдела ценообразования? Они профессионалы, любят и знают свое дело, они могут и должны работать при любой власти. Так о каком кадровом наследстве мы говорим? Директоров предприятий не Наздратенко назначал, местное руководство федеральных органов назначает Москва.

- Как вы относитесь к переводу бюджета края в ведение федерального казначейства, а бюджетов муниципальных образований в ведение краевого казначейства?

- Абсолютно правильная идея. Это будет полный контроль, который сегодня нужен. Вот только не надо выстегивать муниципальные бюджеты! Может быть, наоборот, им следовало бы дать больше денег. Ведь все главные проблемы - там. Детские пособия, оплата за тепло и так далее. Не здание же краевой администрации обогревать нужно в первую очередь, верно? Районы и города должны иметь деньги. И не надо говорить, что главы какие-то неудачные все у нас. Да на 98% они удачные руководители и работали всегда на износ. Им нужно добрые слова говорить, а большая часть бюджета должна быть в их руках.

- Ваша семья переедет в Москву или останется в Приморье?

- Теща, Тамара Михайловна, будет жить в Приморском крае, жена, Галина Ивановна, здесь со мной, мальчики, можно сказать, наполовину в Приморье. Так что судьба моя разделяется на два края. Но это и хорошо - Приморье остается мне родным домом.

- Как часто вы будете приезжать?

- Не знаю, за четыре месяца получилось всего два раза приехать, но любую возможность буду использовать. И отпуск я постараюсь проводить в Приморье. Я не делал ничего такого, чтобы сегодня прятать глаза от приморцев. Я предельно честно работал в крае, я отдавал себя полностью. Я пришел в администрацию края здоровым цветущим мужиком 44 лет отроду и отработал 7,5 лет в крайнем напряжении.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ