Владимир Масловский: «Четыре года не можем построить новые АЗС»

Приморский депутат и бизнесмен о топливном кризисе, монополии и бюрократических препонах
"Конкурент" | «Четыре года не можем построить новые АЗС»
"Конкурент"
Анкета
Масловский Владимир Константинович, 56 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: станица Приградная, Ставропольский край.
ОБРАЗОВАНИЕ: Дальневосточный политехнический институт, кораблестроительный факультет (1969).
КАРЬЕРА: прошел практически все линейные ступени производства - от помощника слесаря до директора Приморского судоремонтного завода (1959-80). Начальник промышленно-транспортного отдела Находкинского горкома КПСС (1980-84). Директор Первомайского СРЗ (1984-87). Главный инженер "Востокрыбфлота" (нынешнее ОАО "Востоктрансфлот") (1987-94). С 1994 г. - сначала главный инженер, затем генеральный директор ОАО "Приморнефтепродукт". С 1997 г. - депутат Думы Приморского края.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, двое сыновей (старший закончил МФТИ, младший учится там же).
АВТОМОБИЛЬ: семейный "Мицубиси-Паджеро" 91 г.

Когда в политику приходит такой человек, как Масловский, хочется успокоенно вздохнуть: уж его-то это гнусное дело испортить не должно. В силу особенностей натуры и по причине абсолютного нежелания самоутверждаться на публике генеральный директор "Приморнефтепродукта" хоть и является лидером думского блока "Возрождение Приморья", в политику по макушку не зарывается. Не красуется, не пытается показаться "толще и умнее", чем есть на самом деле. Да и не амбициозен вовсе - давно уже босс, в топливной нише чувствует себя достаточно уютно.

 

Политика. Вытеснение импотентов и воля большинства

 

- Масловский-депутат и Масловский-предприниматель — они антагонисты или фигуры, дополняющие друг друга?

- Ни то ни другое. Я натура цельная и самодостаточная.

- Бизнесмен Евгений Володин в интервью "Конкуренту" заметил: "В политику идут импотенты, несостоявшиеся в практических делах люди". Вас эти слова оскорбили бы?

- Отчасти он прав. Поэтому-то мы и пришли в краевую Думу, чтобы этих импотентов вообще не было либо стало меньше.

- "Мы" - это кто?

- Подавляющее большинство членов Думы, которое состоит из хозяйственников, людей, имеющих собственное дело... Я думаю, поэтому нас избрали в депутаты.

- А есть ли в думе политические импотенты?

- Вытаскиваете меня на откровенность? Послушайте выступления депутатов на "Лемме" и поймете сами, кто есть кто.

- Кого именно предлагаете послушать?

- Да многих, например, Рыбалкина, Рогового...

- А вас пригласили выступить?

- Да, у меня эфир 20 августа.

- Став депутатом, вы определились политически?

- Ни к "правым", ни к "левым", ни к "центристам" себя не причисляю. Мне бы хотелось оставаться политиком для дела. Вступать в какие бы то ни было движения и партии не хочу. В свое время состоял в рядах КПСС почти 20 лет, хватит.

- К кому из коллег-депутатов относитесь с уважением?

- Ко многим. Не хочу называть конкретных личностей, чтоб не обидеть остальных.

- Кого видите преемником Сергея Дудника?

- Есть достаточное количество людей, которые могли бы возглавить краевую Думу. К примеру, Седых, Уманец... Но я бы не хотел таким образом предопределять ход событий. Кандидатура председателя Думы должна быть компромиссной, и я не понимаю, почему вокруг персоны Дудника сегодня раздувается истерия. Это же очевидно - председателем не может быть человек, который не имеет поддержки у большинства депутатов.

В этом смысле мне очень импонирует Степашин. Он поступил по-офицерски: президент так решил, это его право, спасибо вам, товарищи министры, за работу, и ушел. Не стал цепляться за власть...

- Уместны ли здесь аналогии с Дудником?

- А почему нет? Кто его избирал? 21 депутат. И теперь они же проголосовали "против" него - это их право. Такое же право они имеют потребовать его отставки. Спикера избирает большинство депутатов, это же ясно как божий день! А он вцепился в кресло, и ни в какую... Я по-человечески этого не понимаю.

Никто же не лишает Дудника мандата, он остается полноправным депутатом, с единственным "не" — не исполняющим роль председателя. Сегодня ты вождь, завтра тебе сказали: нам нужен вождь другой, ну не получилось у тебя поруководить... И ничего трагичного для Дудника в таком положении вещей нет.

- Думается, сам Сергей Александрович с этим не согласится, даже если статус "просто депутата" покажется ему таким же выгодным, как и председательский. Кстати, Владимир Константинович, а правду люди говорят, что "депутатский мандат деньги делать помогает"?

- Кроме мороки, нервотрепки и кучи негативных эмоций, я от депутатства пока ничего не получил. Никакими льготами не пользуюсь. В отличие от депутатов, занятых в Думе на постоянной основе и получающих зарплату из бюджета, кроме депутатской работы я выполняю свои прямые обязанности в ПНП. И не такое уж это "денежное" сочетание, поверьте. Вообще, когда я не был депутатом, мне жилось спокойнее.

- Прямо какая-то кабала, а не законотворческая деятельность... А что-нибудь приятное на думских заседаниях вы для себя находите?

- Мне нравится в них участвовать, и приятно, когда удается что-то решить, чем-то помочь своим избирателям. К сожалению, чаще всего помогаю людям в своем первом качестве, потому что там, в моем избирательном округе, как гендиректору "Приморнефтепродукта" мне многое по плечу. Могу помочь в посевных работах, в обеспечении отопительного сезона, выручить с топливом, материальную помощь оказать. А в качестве депутата, в числе прочих народных избранников, я, понимаете ли, борюсь в Думе... Сейчас вот зашли в тупик с этой самой борьбой. И в него, я считаю, нас завел спикер.

- Как же все-таки выйти из тупика?

- Я вижу несколько вариантов: выбор компромиссной фигуры на пост председателя Думы, либо самороспуск или роспуск Думы.

- Последний вариант вряд ли устраивает депутатов.

- Определенная часть депутатов, конечно, опасается роспуска. Если кому-то будет не очень сподручно искать новое место работы, то нам, депутатам-хозяйственникам, беспокоиться нечего. Есть чем заняться на родных предприятиях.

 

Бизнес. Непредсказуемые цены и жизнь с оборота

 

- Топливные кризисы случаются в стране каждые два-три года, но привыкнуть к ним невозможно. А научиться нивелировать их последствия нам по силам?

- Вполне. Но прежде всего должно быть гибкое управление экономикой. В России нефти достаточно, чтобы обеспечить собственные нужды на сто процентов и какую-то часть нефти и нефтепродуктов продать за рубеж. Чего же не хватает? Оперативного принятия решений.

Возьмем нынешний кризис. Сначала он коснулся только высокооктанового бензина... Помните, два года назад у нас не было проблем с бензином импортным? И теперь не помешало бы на месяц-другой освободить импортеров нефтепродуктов от таможенных пошлин. Уверен, никто бы от этого особо не пострадал. Да, государство лишилось бы определенных доходов на таможне, зато из кризиса вышли бы с меньшими потерями. Льготный режим на импорт бензина позволил бы насытить внутренний рынок.

Разумеется, сегодня предложения по покупке импортного топлива нам поступают, но цена - не ниже 250 долларов за тонну — нас, разумеется, не устраивает. С учетом различных таможенных и налоговых накруток на эти самые 250 долларов бензин на наших АЗС должен стоить 12-14 рублей за литр. Совершенно очевидно, что пойти на это - ничем не оправданный риск.

- Сколько топлива необходимо "Приморнефтепродукту", чтобы спокойно пережить кризис?

- В относительно благополучные времена мы имели запас примерно в 5 тысяч тонн бензина АИ-93, 7-8 тысяч А-76 и тысяч 10 дизельного топлива. Однако объемы возможного дефицита нефтепродуктов предугадать сложно, многое зависит от глубины кризиса, от того, насколько много охвачено им регионов. Я полагаю, сегодня по 30 тысяч тонн бензина и дизтоплива хватило бы Приморью в самый раз.

- Какие цены на бензоколонках наиболее реальны к концу года?

- В нашей стране прогнозировать ничего нельзя. Я, например, допустить не мог, что 15-го числа (интервью состоялось 13 августа. - Ред.) вновь ожидается повышение цен производителями топлива. Думал, что после 1 августа по крайней мере в течение месяца ситуация должна оставаться стабильной. Тем более, началась уборочная страда.

- Ваши конкуренты - директора некоторых топливных компаний считают, что "Приморнефтепродукт" - монополист на топливном рынке, имеет преимущество во всем, в частности в количестве АЗС.

- Буду апеллировать к цифрам. В крае более 400 АЗС, из них 65 - ПНП. Во Владивостоке порядка 80 заправочных станций, и только 8 - "Приморнефтепродукта". Какие же мы монополисты? Наоборот, я считаю себя обиженным властями.

- Не разрешают строить новые АЗС?

- На протяжении четырех лет мы не можем пробить эту бюрократическую стену. Ведь чтобы получить землю под строительство, надо пройти великое множество инстанций. И каждая из них считает своим долгом предъявить максимум требований, справедливость которых порой вызывает сомнения.

Что касается непосредственно властных фигур, то Черепков питал к "Приморнефтепродукту" почему-то негативное отношение, хотел ни много ни мало предприятие ликвидировать, нефтебазу куда-то перенести и начать строить муниципальные заправки. Копылов человек разумный, но и с ним пока не удается решить вопрос. В том что "Приморнефтепродукту", который является становым хребтом топливной системы Приморского края, не дают построить новые, хорошо оборудованные АЗС, я вижу не только одно из упущений власти, но и большое неудобство для автомобилистов. Во-первых, основная тяжесть бензиновых кризисов всегда ложится на нас, и мы, я считаю, справляемся с этим грузом. Во-вторых, будь у нас сегодня в краевом центре не 8 заправок, а, скажем, 10, - очередей за топливом было бы значительно меньше.

- Несколько лет назад во Владивостоке существовал так называемый Нефтяной клуб, объединявший бизнесменов-топливников. В 96-м году на одном из его закрытых собраний в повестке дня стоял вопрос: "Что нам противопоставить ПНП, который демпингует на ценах".

- Думаю, сегодня отношение бизнесменов к нам поменялось в лучшую сторону. А та их повестка дня была совершенно надуманной. "Приморнефтепродукт" никогда не демпинговал и не собирается этого делать. Мы просто отдаем себе отчет в том, что являемся главными поставщиками топлива для бюджетных потребителей. А на "бюджете" нельзя получать сверхприбыли. И потом, рассуждая о ценах и ценообразовании, надо мыслить по-государственному, пусть это несколько патетически звучит. Надо же понимать, что народ, собственно говоря, беднеет...

Предположим, сейчас "Приморнефтепродукт" установит на бензин цену 9 рублей за литр. Да нас тогда попросту не поймут. Многострадальная скорая помощь и так скудно финансируется, зачем же из нее выжимать за бензин последнее?.. Основная часть клиентов "Приморнефтепродукта" имеет пониженный достаток, и в этом наше главное отличие от компаний, работающих на достаточно обеспеченный слой общества: топливных бизнесменов не столько цена на продаваемые ими нефтепродукты волнует, сколько уровень сервиса. Для нас же цена - вопрос первостепенной важности.

Мы работаем на пониженной рентабельности. Сегодня она составляет процентов 10, что, конечно же, недостаточно. Да, можно на все плюнуть, установить 10-рублевую цену за литр бензина и не мучиться головной болью: как "разделить" среди бюджетников топливо. Но в таком случае бюджетный транспорт просто встанет!..

"Приморнефтепродукт" всегда жил с оборота, в этом заключается его экономическая политика, лучшего пока не придумаешь. Между тем мы, как и другие компании, внимательно отслеживаем возможность пополнения своих запасов, поскольку надо зарабатывать необходимые для пополнения оборота деньги. При этом ПНП никогда не стремился набивать карманы ради того, чтобы деньги лежали без движения.

- Вы проработали 7 лет главным инженером в "Востоктрансфлоте", вокруг которого сейчас идет настоящая битва. Может ли "Приморнефтепродукт", пусть гипотетически, повторить судьбу ВТФ?

- Подобное развитие событий нам не грозит, так как мы находимся под защитой нефтяной компании «СИДАНКО», владеющей крупным пакетом акций предприятия.

- Известно, что «СИДАНКО» является составной частью бизнес-империи Потанина. Любопытно, а вы встречались с самим "императором"?

- Ни разу. Потанин птица весьма высокого полета, экс-вице-премьер, олигарх. Он и его аппарат нам пока не доставляют особых трудностей и проблем. Это к возможному вопросу о том, как нам работается в "империи Потанина"... Хорошо работается, без оглядки на Москву. Наш недорогой бензин - лучшее тому подтверждение. Почему неделю назад только на заправках ПНП были нефтепродукты, и больше нигде в крае? Почему наши цены остаются самыми низкими в Приморье? Потому что мы работаем в интересах его жителей.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ