Александр Городний: «Охранников нынче тысячи, хранителей – единицы»

Директор музея современного искусства о меценатах, галереях и критике
Андрей Горбонос | «Охранников нынче тысячи, хранителей – единицы»
Андрей Горбонос
Анкета
Городний Александр Иванович, директор музея современного искусства «Артэтаж-ДВГТУ». Родился в 1951 г. Окончил истфак ДВГУ (1982). Работал замначальника ПТУ № 40 по учебно-воспитательной работе, замдиректора клуба юных техников ДВМП. С 1989 г. - галерист.
Состав семьи: жена, дочь студентка. редпочтения в литературе: Гоголь, Салтыков-Щедрин, Пелевин, Ерофеев (Венечка); в музыке: джаз, рок; в кино: Антониони.

В музее «Артэтаж» Дальневосточного государственного технического университета готовятся принимать бельгийцев. Через неделю здесь вывесят образчики современной фламандской живописи. Расходы  на выставку немалые. По словам директора музея Александра Городнего, только для того, чтобы "один из бельгийских художников подошел к предоставленному нами полотну размером 6 на 3 метра и мазнул кистью, понадобилось $1000".

Аморалка поневоле

- Будь у вашего музея меценаты и спонсоры, вы бы о деньгах умолчали?

- Во всяком случае, придал бы им меньшее значение. Содержать музей весьма затратно.

- За счет чего пополняются картинные фонды "Артэтажа"?

- Мне уже стыдно художникам в глаза смотреть. То отдают за копейки, то дарят, то я на выставках сам выбираю, говорю: "Ребята, я ж не продам их, я ж - в музей." Но ведь это аморально! Музей должен приобретать картину, тем самым стимулировать художника. Тогда идет прогресс, движение. К сожалению, в России до сих пор нет президентского указа о поддержке меценатов в искусстве. Видимо, наверху думают - опять начнут дурить. Как в свое время предоставили льготы спортивным функционерам, а те начали сигареты и спиртное ввозить, да потом перестреляли друг друга... А настоящих меценатов надо поощрять на государственном уровне.

- Пока этого нет, что делать?

- Я хотел бы найти единомышленников, сочувствующих положению музея. Людей, имеющих возможность оказать поддержку. У всякого приличного музея есть попечительский совет, имеющий концептуальную и финансово подкрепленную программу. Программы у нас большие и разные, университету одному тяжело их реализовать.

- Тем не менее ДВГТУ и «Артэтаж», похоже, не собираются расставаться.

- "Этот союз на долгие времена" - так сказал ректор университета. Я многим ему обязан. В характере и стиле Геннадия Турмова помогать людям, оправдывая должность депутата. Он помог осуществить мою мечту о музее современного искусства во Владивостоке. Мне не важно, какой формы собственности был бы подобный музей - частной ли, государственной или общественной. Главное, чтобы он был всегда.

- Как вы относитесь к выражению "культурный менеджмент"?

- Без боязни.

Экономический вопрос очень важен для российской музейной сферы. Здесь выживают не сильнейшие, а умнейшие. Отличающие фандрайзинг от франчайзинга. Знающие, что "культурный менеджер" не означает - менеджер, имеющий при себе носовой платок.

Березок дайте. И побольше

- О вкусах не спорят, но все же. "Дежурным" подарком в чиновничьей среде является картина. Даритель обычно посылает личного водителя в торговый центр и тот покупает нечто - березовую рощу, к примеру, и непременно в солидной раме. А что вы бы посоветовали в таком случае?

- Пейзаж - неплохой подарок. И березки бывают хорошо исполненные. Другое дело, искать картину в канцелярском отделе - тогда это неуважение к одариваемому. Художественный салон все-таки лучшее место для этих целей.

- А полотна современных художников где купить?

- Во Владивостоке выбор весьма ограничен. К тому же в современном искусстве, которое движется стремительно, нужно разбираться, поспевать за новациями. Все эти "экшен", перфомансы, инсталляции, медиа-проекты - отражение сегодняшнего времени. Молодежь воспринимает с пониманием и интересом. О чиновниках говорить не берусь.

Экстремальный хранитель

- Музей, которым вы руководите сейчас, уже давно не сравнивают с вашим первым детищем - галереей "Артэтаж", располагавшейся на первом этаже краевой администрации. Все же спрошу вот о чем: что оказалось лучше в профессиональном отношении? Кем вы себя сейчас ощущаете - галеристом или музейным работником?

- Приходится ощущать себя музейным работником. У музея новые функции. В первую очередь это сохранение и пропаганда современного искусства, научная работа, обработка экспозиционного материала и подача его в различных формах. А галерея - это просто экспозиция. "Флэш". Вспышка. Кто-то покупает работы, а кто-то следует дальше, не задумываясь о будущем экспонатов.

Многие галеристы - не просто номинальные лица. Те работы, которые нравятся, они пытаются оставить, собирают их в фонды, в дальнейшем используя для тематических выставок либо продаж. В этом заключается работа галериста. Музей же все сохраняет. От кого-то я услышал меткое замечание: охранников нынче тысячи, хранителей - единицы.

- За кем будущее?

- Музейным работникам сегодня тяжелее, чем завтра. Зато жить и работать в эпоху перемен любопытно. Вот завтра к нам приезжают бельгийцы. У них там застой полнейший, скукотища. Они и выставку свою назвали Extremities. А самый что ни на есть экстрим как раз у нас, согласитесь?..

Взялся за живое

- В этой рубрике недавно выступал известный приморский художник Николай Черкасов. Тем, кто его упрекает в примитивизме и эксплуатации темы Владивостока, бросил вызов: сделайте лучше, чем я, и при этом заработайте. Какой художник, на ваш взгляд, сегодня безусловный ориентир: с коммерческой жилкой или бессребреник?

- Черкасова уважаю, работает замечательно - в частности как менеджер. Молодым у него этому надо учиться. Но, с другой стороны, в его положении можно зачахнуть. Рынок искусства диктует свое, и если под него подстроился, то уже стал отчасти ремесленником. Эту грань подсознательно каждый художник ощущает и избегает переступать.

- Когда вы "заболели" авангардным искусством?

- Поскольку оно пришло с Запада, то там и "заболел". Я за границей бываю с 18 лет. Начинал трудовую биографию матросом. Заходил в США, Гонконг, Индию, Японию: Я тогда понял, что культурный уровень не от развитого капитализма либо совкового социализма, а от духовности субъекта. И не надо всех стричь под одну гребенку - например, любить современное искусство. Не нравится - будь здоров. Не надо назойливо критиковать. Авангардисты не набрасываются так злорадно на реалистов, как те на авангардистов. Ну, а если кто не понимает авангард, то это не значит, что он столкнулся с чем-то плохим.

Хорошо заниматься искусством XIX века, о нем уже тома написаны. А современным попробуй займись - оно же живое! Это сложнее, чем заниматься антиквариатом. Глупо сравнивать искусство по количеству посетителей в музеях. Хотя, должен сказать, тот же парижский "Музей Жоржа Помпиду", не лучший в Европе, набит публикой. Или "Стеделик-музей" в Амстердаме, где мне довелось побывать. Он такими вещами обладает! Например, картинами Шагала в шесть метров длиной. Представляете?..

- Могу представить, но - только на стенах вашего музея... В последнее время много говорят об исходе населения с Дальнего Востока. На ваш взгляд, представителей творческой интеллигенции среди уезжающих много?

- Немало (вздыхает). Едут туда, где культура и деньги. В Москву, само собой. Даже в Тюмень - там тоже какие-то деньги. Уехали Дробноход, Андрейчиков, Катя Кандыба, Костя Бессмертный сто лет живет в Макао, Ганин из Германии не хочет вылезать - понятно, там отличные условия для работы. Из молодых очень многие оставили Приморье. Раньше на пальцах мог пересчитать, а сейчас и не считаю. Почему я до сих пор здесь?.. Вот ведь какая штука - страшно люблю Владивосток.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ