Дмитрий Игумнов: «Никогда не привлекала работа от слова "раб"»

Приморский бизнесмен о связи бизнеса с научными законами
Из личного архива героя публикации | «Никогда не привлекала работа от слова "раб"»
Из личного архива героя публикации
АНКЕТА
Игумнов Дмитрий Николаевич, 38 лет.
Место рождения: Владивосток.
Образование: ДВГУ (1990 г.), физфак.
Карьера: с марта 2003 г. — директор ЗАО «Тракт-Владивосток» (производство и продажа спецодежды и средств индивидуальной защиты); прежде — директор ООО «РЕМИ» (дистрибутор COTY и других компаний); за три месяца наладил дистрибуцию COTY в Иркутске, переведен во Владивосток на должность торгового представителя по городу, затем повышен до торгового представителя по Приморскому краю, региональный менеджер по Дальнему Востоку, региональный менеджер по Восточной Сибири и ДВ, региональный менеджер по Восточной и Западной Сибири и ДВ; зам. гендиректора ООО «Европа-мост» (дистрибуция мороженого Nestle, мебели, стройматериалов); учредитель и генеральный директор ООО «Мебельный центр «Евро-стиль» в Иркутске (дилер владивостокской компании «Юнис»), начав с нуля, за год достиг оборота около $1 млн; торговый представитель в компании Mars, супервайзер, линейный менеджер, аккаунт-менеджер по направлению мороженого, аrea sales-менеджер в иркутском представительстве компании; программист в ДМП; программист в советско-австрийском предприятии «Интер-микро» (поставка компьютеров); инженер в научно-исследовательской организации «Дальрыбсистематехника»; плотник, бетонщик; младший научный сотрудник Института проблем морских технологий; сторож в школе-интернате №2, там же учитель физики и математики; лаборант на кафедре ядерной физики ДВГУ.
Состав семьи: жена, дочь 11 лет и сын 2,5 года.
Любимый исторический персонаж: Столыпин.
Любимая книга: «7 нот менеджмента».
Главное личное достоинство: «умею достигать поставленных целей».
Главный недостаток: «иногда бываю слишком мягким руководителем».

Дмитрий Игумнов — карьерист в хорошем смысле слова. В свои 38 он успел попробовать себя в различных компаниях и взошел не на одну вершину. Но при этом, будучи настоящим, как он говорит, «продажником», ни разу не продал ни друзей, ни врагов.

«Я прошел все, даже реанимацию»

— По специальности вы «физик-ядерщик». Не жалеете, что завязали с наукой?

— Поначалу жалел. Физика — это процесс творчества, который, собственно, меня и привлекал в науке. Но и в бизнесе есть место для творческой деятельности, например, при построении компании, ее системы управления.

— А подчиняется ли бизнес научным законам?

— Всему можно подобрать название, а любую жизненную ситуацию связать с каким-то законом. Например, закону диалектики о переходе количества в качество подчиняется вся наша жизнь. Так, есть люди талантливые, которым все дается легко, и есть обычные — они достигают чего-то путем постоянных тренировок и трудов.

— Постоянный труд привел вас к тому, что вы стали управленцем. Что больше всего нравится вам в работе?

— Некоторые руководители испытывают наслаждение от управления людьми. Это больше похоже на садизм, и я такого удовольствия не получаю. Мне, скорее, нравится процесс, недаром вся моя жизнь связана с работой. Я считаю, это вполне нормально для мужчины: на первом месте работа, на втором — семья. Хотя опять же все зависит от того, какие цели ставит перед собой человек. Не важно, какие у тебя приоритеты — ведение ли хозяйства или же управление бизнесом, главное, что поставлена цель и ты к ней стремишься. Вот я, например, постоянно составляю для себя планы разной перспективы, это помогает мне добиваться выполнения задач.

— И кем вы себя видите лет через пять?

— Директором крупной компании. Любой направленности, главное, чтобы в ней было интересно работать и чтобы у самого было желание что-то делать. Я работал с продуктами питания, мебелью, стройматериалами, парфюмерией и косметикой и убедился в том, что продавать можно все, но только тогда, когда тебе этого действительно хочется.

— Вам, кстати, не кажется, что вы зациклились на торговле?

— Не люблю слово «торговец», я — продажник. Да, ухожу и возвращаюсь все время в одну и ту же сферу деятельности. Но ухожу потому, что мне не хватает новизны и надоедает рутина, а прихожу — потому что это то, чем я умею и люблю заниматься. Мне здесь многое удалось.

Сейчас я успешно управляю производящей и продающей компанией (по крайней мере, товарооборот «Тракт-Владивосток» постоянно растет). А работая в Mars, я вообще за полтора года поднялся от торгового представителя до регионального менеджера. За рубежом, чтобы сделать такую карьеру, нужно лет 15. Конечно, я понимаю, что иностранцы продвигают российские кадры, но — тем не менее. К тому же я действительно многим заслужил свое повышение: часто обращался к начальству с какими-то предложениями, фонтанировал идеями... Думаю, именно это, в первую очередь, помогло мне так быстро подняться вверх.

— Достижения идут рука об руку с трудностями. Какое решение явилось для вас самым трудным?

— Пожалуй, то, что было связано с уходом из Mars — я уволился по собственному желанию.

Оставил сумасшедшую зарплату, стабильность и решил практически с нуля организовать свое дело, причем в Иркутске, являющемся довольно-таки криминогенным городом. Надо сказать, там я набил немало шишек.

Это были постоянные разбирательства с налоговой и разборки с братками, которые тоже хотели получать свою долю. Когда они приходили, я им отвечал, что у меня «все в белую» и если они хотят на мне заработать — пусть сначала поймают. Такая смелость, наверное, была с моей стороны ошибкой, ведь в результате я оказался в реанимации... Это меня кое-чему научило.

— А как же поговорка о том, что на собственных ошибках учатся только дураки?

— Чепуха. Покажите мне хоть одного человека, который учился на чужих промахах. Таких нет, все набираются опыта только на своих. Хотя, быть может, то, что мы называем ошибками, таковыми вовсе и не являются? Например, я мог бы считать глупостью свой уход из Mars. Но ведь на этот поступок можно посмотреть иначе: люди, засиживающиеся в одной организации, по собственной инициативе лишают себя жизненного опыта, который можно получить, работая в разных отраслях. Тем более что в таких серьезных и крупных компаниях, как Mars, все прописано и строго регламентировано — сначала это безумно нравится, но потом тебе начинает не хватать инициативы сотрудников, импровизации и свежего взгляда.

«Идти по головам — это не мой стиль»

— Вы сказали о том, что выступали генератором многих идей в компании. Наверняка многие называли вас выскочкой, завидовали...

— Случалось. Но, честно говоря, я не интриган по натуре и не люблю все эти тайные маневры, подсиживания. Я привык к открытому диалогу. А как раз когда из владивостокского представительства Mars ушли иностранцы и поставили на свои места россиян, начались интриги. Я не смог их терпеть, хотя прекрасно понимал, что есть люди, которые делают карьеру, шагая по головам других. Это карьеристы в плохом смысле слова.

— А какие они в хорошем смысле?

— Целеустремленные, профессионалы своего дела, умеющие самообучаться и доводить начатое дело до конца, не жертвуя при этом интересами других. Стремление сделать карьеру — это замечательное качество, которое означает, что у человека есть цель. Он поставил ее и стремится достичь — на одном ли предприятии, на разных, в сущности не это важно. Карьера — это профессиональный и личностный рост, это жизненный путь человека, который не зависит от количества компаний и профиля деятельности. Идти же по головам — не мой принцип.

— Как быть, если ты, например, сталкиваешься с карьеристом в плохом смысле слова, который просто не дает тебе получать удовольствие от работы? Развернуться и уйти?

— Зачем же? Нужно сформулировать, сфокусировать проблему и понять, что собой представляет человек, являющийся ее источником. А потом просчитать ходы на будущее, чтобы оградить себя от возможных неприятностей. Если ты войдешь в проблему, ты будешь знать, как ее решить или даже избежать.

«В работе ненавижу рабство»

— У каждого из нас есть свои слабости и никто не застрахован от ошибок. Вы можете их простить коллеге, подчиненному или начальнику?

— Я абсолютно не злопамятный. А ситуации, связанные как раз со слабостями и т.п., решаю с помощью логики, а не эмоций. На начальном этапе моей карьеры иногда случалось так, что те или иные спорные вопросы я переносил на самого себя, принимал их близко к сердцу, в итоге меня переполняли чувства, и разум не работал. Сейчас я понимаю, что ошибиться может любой. И не каждый проступок человека нужно относить к преднамеренной гадости в твой адрес. Хотя люди разные, и встречаются те, от которых действительно не приходится ждать ничего хорошего. В них больше всего отталкивает ложь, способность предавать и амбициозность.

— Странно слышать от карьериста, что амбициозность — это негативная черта...

— Амбиции должны быть, но до определенного момента. Пусть у тебя семь пядей во лбу, но ты такой же человек, как и остальные. Мне не нравятся те, кто об этом забывает. С ними очень тяжело работать и даже разговаривать — всякий раз они пытаются поднять себя на ступень выше тебя. А между тем мой жизненный опыт показывает, что люди, занимающие высокие должности, если они, конечно, умные и порядочные, более комфортны в общении, чем некоторые рядовые сотрудники.

— Кстати, по поводу опыта. Вы работали во многих компаниях. Где понравилось больше всего?

— Меня никогда не привлекала работа от слова «раб», т.е. труд на кого-то. Можно быть директором, но работать на учредителей, которые держат тебя за марионетку. Мне однажды довелось попасть в такую ситуацию, и после четырех дней работы я ушел из этой компании. Поэтому я всегда стремился к свободному предпринимательству, такой опыт мне особенно по душе.

Увлекательно было продавать парфюмерию, поскольку приходилось искать какие-то нестандартные решения для продвижения продукта на рынок. Но лучше всего трудиться в иностранных компаниях. В частности в Mars меня подготовили меня как бизнесмена и как руководителя.

Да и в финансовом плане меня устраивала эта работа. Придя в Mars, я стал получать огромные деньги и даже не знал, на что мне их тратить. После работы в ДМП, где уже тогда не выплачивалась зарплата, было тяжело распоряжаться деньгами. Но, кстати, что касается материального положения, то если все время переживать по поводу маленькой зарплаты, но при этом ничего не делать, она так и останется таковой. Нужно ставить перед собой цели и работать над собой, до самого конца. Я, например, не представляю себя пенсионером, с утра до вечера лежащим на диване и читающим газету.

«Любой менеджер в душе программист»

— Значит, вы представляете себя пенсионером, читающим «7 нот менеджмента»?

— Скорее всего, на пенсии я буду изучать историю России, которая на самом деле очень сильно искажена. А может быть, займусь физикой или программированием.

— Но вы и сейчас занимаетесь программированием, только собственной жизни — составляете планы на будущее, думаете о завтрашнем дне...

— В общем-то, работа любого менеджера — проектировать, планировать, программировать. Согласен, в условиях сегодняшней жизни загадывать что-то очень сложно. И все-таки у меня не опустятся руки, если какой-то из моих планов пойдет крахом. Как профессиональный менеджер, я должен буду подняться и взлететь еще выше, учась на своих ошибках.

— Жена часто высказывает вам свое мнение?

— Самое интересное, что она всегда меня во всем поддерживала. Хотя моя супруга — человек совершенно иного склада характера, с мировоззрением, отличным от моего.

— Вы все время хотите идти вперед. Не подавляете близких?

— Что касается жены, то я не только никогда ее не подавлял и ни в чем не ущемлял, но и все время старался подтянуть ее к собственному уровню. Мне всегда хотелось, чтобы она вышла в люди, чтобы развивалась наравне со мной. Я не ревнив ни к успехам, ни к новым знакомствам жены и радуюсь, когда она узнает что-то новое. К тому же я уверенный в себе человек, а такие люди не могут быть ревнивы по определению. Ревность — это слабость, страх и низкий уровень самооценки. Комплекс неполноценности, другими словами.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ