Василий Усольцев: «В государстве нет природного механизма инстинкта выживания»

Один из депутатов-«приморских комиссаров» о результатах работы, амбициях чиновников и господдержке
"Конкурент" | «В государстве нет природного механизма инстинкта выживания»
"Конкурент"
АНКЕТА
Усольцев Василий Иванович, 40 лет.
Место рождения: Дальнегорский район, поселок Краснореченск.
Образование: Владивостокское техническое училище
№ 8, Дальневосточный политехнический институт, специальность «инженер-электрик».
Карьера: c 2001 г. — президент ООО «Управляющая компания ГМК «Дальполиметалл», депутат Законодательного собрания Приморского края; президент ЗАО «Свинцовый завод — «Дальполиметалл» (2000-2001 гг.), глава предприятия «Дальневосточная мануфактура» (1993-2000 гг.), генеральный директор ТОО «Истмикс» (1991-1993 гг.), зам. директора фирмы «Легис» ППУ ФСК «Рида» (1990-1991 гг.), инженер НИИ «Берег» (1986-1990 гг.), рабочий зверосовхоза «Краскинский» (1986 г.).

В когорте дальневосточных промышленников глава «Дальполиметалла» занимает особое место. И не только потому, что ему удается совмещать депутатскую деятельность и руководство крупнейшим в регионе горно-металлургическим комплексом (в сущности, Усольцев-заводчик и Усольцев-депутат — фигуры, дополняющие друг друга). Во многом благодаря усилиям этого человека «Дальполиметалл» остается жизнеспособным и перспективным предприятием.

Позади пропасть

— Отправляясь на встречу с вами, я открыл буклет, изданный Законодательным собранием Приморского края. «Мое поколение выросло в атмосфере гордости за свою страну, — говорит на его страницах депутат Усольцев. — И нам было чем гордиться...» Испытываете ностальгию по прошлому?

— Это даже не столько ностальгия, сколько сожаление по тому, что у нас было и что мы не смогли сохранить и преумножить. Как производственник, я с тоской вспоминаю те времена, тогда промышленность развивалась, и в том числе в Дальнегорском районе, жителем которого я являюсь. А сейчас здесь медленное угасание или, в лучшем случае, существование на нулевой отметке.

— Вы бы состоялись при советской власти?

— Думаю, да. Можно было делать карьеру и при этом заниматься интересным делом. Люди моего поколения имели возможность работать с душой, а не только потому, что необходимо было зарабатывать на хлеб. Сейчас, конечно, более жесткие времена. Вспоминаю слова Ельцина: «Я бросил всех вас в море. Кто доплывет — имеет право на жизнь». Так вот, по-моему, это самая большая ошибка первого президента России — бросить собственный народ в море. Все равно что ребенка бросить... Однако и нынешняя эпоха, суровая и беспощадная, позволяет молодому человеку найти достойную работу, потому что есть большая потребность в квалифицированных, интеллектуально развитых и здоровых кадрах.

— Кстати, а можно ли привлечь их в Дальнегорск? Ведь молодежь-то из города бежит.

— Для решения этой наболевшей проблемы требуется время. Причем она актуальна не только для Дальнегорска, но и для всей России. К сожалению, за последние 10 лет государство отучило людей работать, они больше не верят в будущее, живут сегодняшним днем. Настала тотальная апатия.

— А вы ясно видите завтрашний день?

— Как бы мы себя ни убеждали, что у нас все сложно и неординарно, нам нужно идти только вперед. Позади пропасть, дальше отступать некуда. В этом отношении я — оптимист. По моим ощущениям, мы уже встряхнулись и выкарабкиваемся из ямы.

Другие правила

— Банальный вопрос, но все же: почему вы пошли в депутаты? В своих предвыборных материалах вы говорили о желании корректировать курс социально-экономического развития региона...

— Я предполагал и даже верил, что каким-то образом это достижимо, что возможно создавать некие правила игры, в том числе и для нашего предприятия.

— Надежды не оправдались?

— Я понял, что от начала влияния на происходящие процессы до конечного результата очень долгий путь. Законодательный механизм очень инертен. Чтобы увидеть плоды его труда, необходимы, наверное, годы. Хотя определенные результаты работы нынешнего ЗакСа, а значит, и моей, заметны уже сегодня. Например, это принятая поправка в Закон «О бюджете Приморского края на 2003 год», в соответствии с которым был наполнен финансовым смыслом Закон «О статусе учителя». Это очень быстрый результат.

— Вас причисляют к 22-м «приморским комиссарам» — так журналисты прозвали депутатское объединение, созданное недавно в краевом парламенте. В чем состоит его задача?

— Мы не противопоставляем себя исполнительной власти. По сравнению с прошлым созывом ЗакСа, где увлекались одной политикой, в нынешнем больше разума, можно даже сказать, холодного расчета. Сегодня объединение предлагает Собранию готовые компромиссные решения, устраивающие практически всех. Рассмотрение законопроектов осуществляет рабочая группа, которая старается учесть мнения всех сторон. Согласитесь, на самом заседании принять согласованное и взвешенное решение достаточно сложно. Поэтому депутатское объединение работает, не побоюсь этого слова, на благо всех жителей Приморья — разумные люди принимают разумные решения.

— Один из моих знакомых назвал вас дальнегорским Демидовым. Видимо, взял в расчет количество работающих на вашем предприятии — 3 тысячи, а вместе с семьями — уже 10-12 тысяч...

— Я бы назвал себя руководителем социального проекта, но никак не местным благодетелем, вершителем чужих судеб. Моими задачами на сегодняшний день являются обеспечение, во-первых, своевременной выплаты заработной платы рабочему коллективу, во-вторых, выполнение производственной программы, платежей в бюджет и так далее. Это как в большой семье. На самом деле горнорудная отрасль в крае находится на грани рентабельности, и мы занимаемся, с моей точки зрения, удерживанием территории. Если остановим «Дальполиметалл», город если не упадет, то на одно колено присядет точно.

Самое страшное

— Вернемся к парламентскому буклету. Вы упоминаете в нем об амбициях чиновников, мешающих в бизнесе. А собственно вам они мешали?

— Пожалуй, сказано было не совсем верно и слишком узко. Я бы назвал это абсолютным равнодушием. Госаппарат устроен таким образом, что во главу угла ставятся не простой человек или промышленное предприятие, а тот же самый чиновник. А все потому, что в государстве нет природного механизма инстинкта выживания, оперативного реагирования на сигналы с мест. Умирают предприятия, чахнут территории — и ладно. Но когда этот процесс примет лавинообразный характер, запахнет катастрофой, будет уже поздно. Чиновник с непомерными амбициями и высокомерием начнет что-то делать, и то не торопясь. Вот это сегодня самое страшное.

— А может, из Москвы ничего подобного не видно?

— Оттуда видно все, просто государственный аппарат не имеет стимула для оперативного реагирования. Это особый вопрос, именуемый эффективностью менеджмента. Мы должны приобретать аппарат, соответствующий тому вознаграждению, которое ему платим. А платим мы, я убежден, слишком много. Госмашина должна перестроить свою работу, поскольку прийти к этому в любом случае ее заставит сама жизнь.

— Как вы считаете, чиновный контингент Приморского края соответствует тому вознаграждению, что мы ему платим?

— Сотрудников «Белого дома» вполне можно сократить, и весьма серьезно. Впрочем, я вижу, что нынешний губернатор не склонен раздувать свой аппарат.

— Вы полагаете, что сокращение непременно приведет к повышению КПД власти?

— Приведу пример: с работой, которую выполняют 10 человек на «Дальполиметалле», в Финляндии на аналогичном предприятии справляется один специалист. Вряд ли стоит винить в этом дальнегорских рабочих, ведь здешнее производство, с вековой историей, давно ТАК устроено. Тем не менее задуматься надо. Чтобы преодолеть дистанцию от 10 к 1, нужно определить, как и когда мы сможем достичь более эффективной производительности труда. Такой же принцип применим и в оценке труда чиновников.

Чтобы корова доилась...

— Каковы перспективы у «Дальполиметалла»?

— Отнюдь не туманные, но с одним условием: чтобы корова доилась, ее нужно кормить.

— Вы о государственной поддержке?

— Я говорю о том, что нам сегодня необходимо хотя бы понимание государством того, что на нашей территории есть экспортно-ориентированная отрасль. Пожелать этого хочется не только «Дальполиметаллу». Сихоте-Алинь богат целым рядом полиметаллических руд. Предприятия, их добывающие, влачат жалкое существование. Между тем самой отрасли, при нормальных государственных вложениях, вполне по силам отработать эти деньги.

Только вот времени на это понадобится не 1-2 года, а минимум 3-5 лет. В федеральный бюджет-2004 заложено около $700 миллионов на финансирование отраслей, имеющих экспортную направленность. Значит, в столице уже понимают, что для того чтобы требовать с предприятий в регионах, сначала нужно им что-то дать. Простейший закон — государство должно заботиться о национальном производителе. Это настолько элементарно, что мне неудобно об этом говорить. Сегодняшняя пассивность со стороны государства не только не приемлема, но и преступна.

— В этом смысле несвоевременные постановления правительства, разрешающие экспорт сырья, содержащего драгоценные металлы, выглядят саботажем или вредительством.

— Соглашусь с вами. Знаете, в 1999 году мы 364 дня работали исключительно на склад! Но теперь наметился прогресс: в этом году занимались этим всего 3 месяца. При этом, правда, как назло, на рынке подрастала цена на нашу продукцию. И наоборот — как только переставали отгружать на склад, она снижалась. А ведь для нас ценен каждый доллар.

Не бог, не царь и не герой

— Какого стиля вы придерживаетесь в управлении?

— Надо признать, что он объективно изменяется с возрастом и опытом. Когда я начинал свое дело — предприятие, скажем так, семейного типа — это была абсолютная демократия во всем. Сегодня, находясь во главе крупнейшего горно-металлургического комплекса, я понимаю, что такой стиль управления не подходит. Требуется определенная жесткость. Конечно, приходится себя контролировать — не рубить геройски с плеча, порой быть мягким, что, наверное, правильно. Знакомые руководители говорят, что на предприятии проще быть царем, однако это может завести бог весть куда.

— Участвуете ли в бизнес-семинарах?

— Не получается, но стараюсь изучать специальную литературу. По большому счету, успех в управлении предприятием зависит от каждодневных целенаправленных действий. Как правильно управлять компанией, сегодня знают многие, есть много умных книжек и электронных программ, стоящих бешеных денег. Но вот малоизвестный пример: ОАО «ЗИЛ» потратило на современные системы управления около $200 миллионов, и эти программы у них так и остались в виртуальном пространстве.

Я убежден, что для того, чтобы внедрить передовой менеджмент на своем предприятии, руководитель сначала должен создать условия, при которых этот самый менеджмент будет работать. А это весьма непросто, поскольку одного желания директора для этого недостаточно, необходимо, чтобы для начала в новое поверили и приняли все работники этого предприятия.

БЛИЦ

— Как стать руководителем?

— Ответ из серии «Как поймать трех рыбок»: нужно выудить пять, двух отпустить и трех оставить себе. Прежде чем стать руководителем, необходимо долго и упорно работать.

— Насколько человека меняет путь во власть?

— Намного. Перед тем как войти во власть, люди внушают себе, что, когда окажутся наверху, воплотят свои идеалы. Но чаще всего они меняются, становятся циниками и разрушают идеалы.

— Ваше заветное желание?

— Совершенно искренне мечтаю увидеть возрождение и расцвет России и, конечно, Дальнегорска и Дальнегорского района. И, поверьте, ни при каких обстоятельствах не собираюсь отказываться от воплощения этой мечты.

— Был человек, которому вы завидовали?

— Никому никогда. Вообще, мне трудно понять природу людской зависти: почему, если у человека сгорел дом, соседу от этого хорошо? Многие не хотят делать свою жизнь лучше, желая лишь неприятностей ближнему.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ